THE ORGANISATION OF TIME AND SPACE IN ANNA STAROBINETS' NOVEL "LIS'I BRODY [FOX FORDS]"

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2023.41.46
Issue: № 5 (41), 2023
Suggested:
23.04.2023
Accepted:
01.05.2023
Published:
10.05.2023
1802
15
XML
PDF

Abstract

The aim of the study is to identify the plot- and meaning-forming functions of space and time in the novel "Lis'i Brody [Fox Fords]" (2022) by Anna Starobinets. The novelty of the work lies in the fact that it is the first analysis of the space-time organization of the novel, the main chronotopes – the chronotope of the way (road) and the chronotope of the ring (circle) are identified. The research uses such methods as cultural and historical, cultural, contextual and mythopoetic. As a result, it is determined that along with materially expressed time and space, an important role in the novel is played by mystical space and time, between which there is a strong connection. It is concluded that the analysis of the characteristics of space and time allows to approach the understanding of the main idea of the work.

1. Введение

Как известно, время и пространство – это две взаимосвязанные категории, достаточно условные и субъективные и с трудом поддающиеся рациональному объяснению, которые в литературном произведении, находясь в связке и образуя собой хронотоп или единое «времяпространство», становятся путем в область смыслов художественного текста.

Пространство и время в литературном произведении могут быть конкретными и абстрактными, реальными и вымышленными, ограниченными и открытыми, могут быть главным героем произведения

, формировать его внутренний мир, брать на себя основную сюжетообразующую и смыслообразующую функцию. Тенденция индивидуализации пространства и времени, заявившая о себе в литературе XIX-XX вв. и связанная с усложнением научных представлений об этих категориях, находит яркое выражение и в настоящее время.

Объектом нашего исследования является роман российской писательницы Анны Старобинец «Лисьи Броды»

, опубликованный в 2022 году и признанный книгой года, книгой магического реализма года, а также лучшей отечественной книгой года (журнал «Мир фантастики»); предметом исследования выступает организация пространства и времени в данном произведении.

Теоретическую базу нашего исследования составляют труды российских ученых, посвященные проблематике и взаимосвязи пространства и времени в художественном тексте: работы М.М. Бахтина

, В.Н. Топорова
, Д.С. Лихачева
, Ю.М. Лотмана
, О.А. Клинга
, А.Б. Есина
, М.А. Кронгауза
.

2. Методы и принципы исследования

В ходе анализа пространственно-временной организации романа А. Старобинец «Лисьи Броды» нами были использованы такие научные методы, как культурно-исторический и культурно-контекстуальный, позволяющие рассмотреть произведение в широком культурном и религиозно-философском контексте, а также мифопоэтический метод, способствующий выявлению и осмыслению мифологических элементов в произведении.

В основе исследования лежат принципы системности и целостности, предполагающие наличие внутренней связи между всеми элементами текста и понимание целого художественного произведения через анализ его частей.

3. Основные результаты

Роман Анны Старобинец «Лисьи Броды», как мы отметили выше, был опубликован в 2022 году. Однозначно определить жанр произведения достаточно сложно: Г. Юзефович, к примеру, говорит о нем как об образце «мастерски сделанной приключенческой прозы»

; Н. Корнацкий называет его «российским триллером/хоррором», а также мистическим вестерном
; в аннотации к изданию романа он характеризуется как «приключенческий мистический триллер»
. Сложность жанровой формы романа связана с богатством его структуры, которую Г. Юзефович уподобляет «захватывающей поездке на аттракционе со множеством мертвых петель, свободных падений и головокружительных виражей – или, вернее, визиту в огромный парк подобных аттракционов»
, а Н. Корнацкий сравнивает с клубком «тропических лиан»
. В романе «Лисьи Броды» мы видим множество сюжетных линий, слышим голоса различных героев, погружаемся в мир их религиозно-философских и мифологических воззрений.

Насыщенность романа сюжетными линиями и историями персонажей соотносится со сложностью пространственно-временной организации текста. Основной характеристикой пространства и времени в произведении является их многоплановость. Так, основные события романа происходят летом и осенью 1945 года на территории Советского Союза и современного Китая, о чем мы узнаем из точных указаний автора, предваряющих собой многие части и главы произведения: «Москва. НКГБ. Август 1945 г.», «Дальний Восток. Урановый рудник “Гранитный”. Конец августа 1945 г.», «Приграничная территория у озера Лисье. Конец августа 1945 г.», «Владивосток. Складская зона порта. Сентябрь 1945 г.», «Маньчжурия. Лисьи Броды. Временный штаб советского гарнизона. 4 сентября 1945 г.», «Маньчжурия. Харбин. 1945 г.» т. д. В виде отрывочных воспоминаний главного героя Михаила Кронина в роман вводятся также иные пространственно-временные срезы: «Москва. 21.05.1941», «Московская область. Спецшкола-интернат ГПУ. 1923 г.». По ходу повествования, вплетая в произведение разные сюжетные линии и перемещая фокус с одного героя на другого, автор переносит читателя в разные точки Москвы, Дальнего Востока, Маньчжурии. Но постепенно география повествования сужается, интенсивность перемещения из одного географического пространства в другое снижается, и все сюжетные линии и пути героев сходятся в таинственном городке Лисьи Броды, находящемся в Маньчжурии неподалеку от границы с Советским Союзом.

Наряду с конкретными, материально выраженными, точно обозначенными автором местом и временем разворачивания событий, не менее важны в произведении мистические, мифологические, характеризующие мир духов (в том числе, мертвых) и сновидений пространство и время. В нем действуют древние законы, есть свои стражи, река мертвых и паромщик, перевозящий души умерших на другую сторону за определенную плату – монету или песню. Герои, по разным причинам сопричастные этому миру, могут пересекать границы реальности (тигр-оборотень Лама, лисы-оборотни и лиса-полукровка Лиза), видеть и слышать умерших, общаться с ними (Макс Кронин, не до конца «оплакавший своих мертвецов», медсестра Аглая, через которую говорит дух древней Сифэн), на расстоянии проникать в сны других людей и воздействовать на их подсознание (менталист и черный маг Глеб Аристов, оккультист и мистик барон Юнгер).

Пространство мира духов в романе, можно сказать, дублирует зримое пространство материального мира, но при этом обладает своими особенностями: так, к примеру, в романе говорится о том, что границы города словно бы очерчиваются поросшей рогозом канавой, через которую перекинут деревянный мост

. Однако когда врач Иржи Новак, которому в результате проклятия запрещено покидать Лисьи Броды, ступает на мост, мир вокруг него преобразуется: серое небо сменяется усыпанным нездешними звездами небосводом, грязная болотистая канавка превращается в быструю извилистую речку, а вместо деревянного моста на сваях появляется бамбуковый подвесной. В этом мире действуют свои правила и законы, и он оказывается не менее реальным, чем окружающий героев материальный мир.

Кроме того, анализ романа «Лисьи Броды» позволяет говорить о времени и пространстве отдельных его героев. В частности, время и пространство Макса Кронина тесно связано с мотивом потери памяти. В самом начале произведения (Часть 0) повествуется о том, как стирают память героя, лишая его прошлого. Его временем становится настоящее (за исключением отдельных, обрывистых, чудом сохранившихся воспоминаний). Одним из предметов-символов, связывающих Макса Кронина с его прошлой жизнью, оказываются часы-луковица, которые и приводят его в Лисьи Броды. К концу романа память к герою возвращается, он становится преемником великого даосского мастера Чжао, и границы его времени существенно расширяются и воспринимаются им как череда множества перевоплощений: «Я тот, кому надоело жить. Тот, кто прожил тысячу жизней. Теперь я буду влачить еще одну. Пока не найду того, кто станет моим лучшим учеником. Пока не назову ему свое имя»

. Для Макса Кронина стираются границы между прошлым, настоящим и будущим; для него, как для учителя Чжао, «есть только прошлое. Все, что с нами происходит, уже случилось. Все, что с нами случится, уже прошло»
.

4. Обсуждение

Анализ организации времени и пространства в романе А. Старобинец «Лисьи Броды» позволяет говорить о наличии в нем двух основных хронотопов – хронотопа пути (дороги) и хронотопа кольца (круга).

Так, в частности, слова «путь» и «дорога» неоднократно используются в произведении, характеризуя жизнь и судьбу героев, а также сделанный ими выбор. Например, о даосе-отступнике Ламе сказано, что он «оставил путь дао и ходит дорогами тигра»

, о мастере Чжао говорится, что «он – дорога, и каждое воплощение – лишь еще один камушек у него под ногами»
, а Максим Кронин полагает, что он «свой путь прошел до конца. Почти до конца»
. В целом каждый герой романа имеет свой путь, идет своей дорогой, которые рано или поздно стекаются в одну точку – в городок Лисьи Броды («у нас с тобой общий пункт назначения»
). Для ряда героев, в том числе для Максима Кронина и полковника Аристова, этот путь обозначен точечно, как мы отмечали выше: место и время. При этом Максим Кронин попадает в город со стороны Лисьего озера, переправа через которое воспринимается героем как переход через границу двух миров – в прямом (между СССР и Маньчжурией) и символическом значении: «Мы плывем по черной воде к границе миров, мой спутник и я. Мы плывем из мира живых в мир мертвых через смрадный туман»
. Пересечение границы между мирами сопровождается для героя своеобразным обрядом инициации: в Лисьи Броды он входит, меняя свой облик и свое имя.

Попасть в Лисьи Броды и уйти оттуда можно только через мост, выполняющий функцию переправы и перекинутый через канаву как границу города или границу миров, о чем мы упоминали выше. Однако, оказываясь в Лисьих Бродах, герои не могут уехать оттуда – пространство города представляет собой замкнутый круг или кольцо, «проклятое место», попадая в которое, все остаются здесь навсегда. Мотив кольца, круговорота ярко выражен, в частности, в следующем высказывании: «В этом проклятом месте все возвращаются, все по кругу. Люди, лисы, демоны, покойники, тигры, батюшка ваш, вы сами… Чертова Карусель!»

.

И все же преодолеть это замкнутый круг возможно, не зря доктор Новак говорит о том, что только «мертвые могут выйти»

. Именно этим путем и идет Максим Кронин, становясь преемником мастера Чжао – великого даоса и хозяина смерти. Можно сказать, что герой вновь проходит через обряд инициации, с новой жизнью приобретая новое имя: «Я больше не капитан Шутов, я больше не рядовой Овчаренко, я больше не Максим Кронин. Я больше, чем они все»
. И можно заключить, что хронотоп пути, талантливо и выразительно осмысленный А. Старобинец в духе даосской традиции, размыкает собой хронотоп кольца: «И нет у меня ни привязанностей, ни страстей, ни желаний, а есть только путь, и я иду по нему, а рядом со мной идет смерть. И Кронин теперь лишь одна из тончайших нитей, из которых этот путь соткан. Но все же он есть. И он идет навстречу женщине, которую любит»
.

5. Заключение

Проведенный нами анализ позволяет говорить о том, что пространство и время в романе А. Старобинец играют важную роль, стягивая все сюжетные линии к одному центру – небольшому городу возле русско-китайской границы под названием Лисьи Броды. Приграничное положение пространственного и временного центра произведения сказывается и на его смысловом наполнении: этот город становится средоточием разнообразных культурных кодов, замысловато переплетенных друг с другом и творчески осмысленных автором. Неслучайно в романе название города дается на трех языках: русском, китайском и древнем маньчжурском. Атеистическое мировоззрение, носителями которого в романе являются красноармейцы, сочетается со старообрядческими и древнекитайскими верованиями местного населения, материалистический взгляд на мир сталкивается с пониманием того, что наряду с видимым миром существует мир мистический, и они постоянно пересекаются. Именно осознание Максимом Крониным этой связи, возвращение в его жизнь «чуда», четыре года назад вместе с памятью словно бы вырезанного из его груди скальпелем хирурга, позволяет герою вступить на новый путь и осознать его смысл.

Тесная взаимосвязь пространства и времени в романе образует два основных хронотопа – пути и кольца, сосуществование которых представляет собой единство и борьбу двух противоположностей, что явственно выражено в образе великого даоса Чжао, который есть и дорога (путь), и озеро (кольцо, круг)

. С одной стороны, эти два хронотопа сливаются друг с другом, поскольку путь дао, на который в конце романа вступает Максим Кронин, воспринимается им как череда постоянных перевоплощений, с другой стороны, именно обретение пути позволяет герою преодолеть ограниченность материального пространства и времени, соединить в себе жизнь и смерть.

Таким образом, можно заключить, что признание чуда, то есть понимание и видение того, что мир является не плоским, а многогранным и за его материальной оболочкой кроется духовная составляющая, наполняет жизнь человека смыслом, ведь «без чуда, – как говорил рядовой Овчаренко, оказавшийся мастером Чжао, – жить страшно»

.

Article metrics

Views:1802
Downloads:15
Views
Total:
Views:1802