The Anglo-Norman language and its nominate sphere in medieval England

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2022.31.16
Issue: № 3 (31), 2022
Suggested:
14.06.2022
Accepted:
14.06.2022
Published:
11.07.2022
73
4
XML PDF

Abstract

The study of the nominative sphere of medieval England allows to form a definite idea of the historiography of the formation and development of peoples who lived in the territory. The actual history of the Anglo-Norman language in the 11th century began after the Norman Conquest, which significantly affected not only the geopolitical position of the country (Britain), but also its linguistic conflicts. As a result, nominative clusters allow to form not only a linguistic representation of the language processes of the 11th - 15th centuries, but also to determine the living standards and specifics of professional activity, existing at that time in the state, as well as the extent of the communication with other countries (which knew about each other and had diplomatic or hostile relations), including understanding the specifics of the army militarization and the features of military affairs that were characteristic of the period under study.

This article analyzes such nominative spheres of Anglo-Norman language of medieval England as follows: nominative field of «state» concept and its clusters - «law» and «religion» (including subclusters - «theology» and «mythology»); presents toponyms of «demonyms» and «toponyms»; examples of nominal spheres of «transport», «military business» and «peaceful professions» are listed and described.

1. Введение

В Англии в позднесредневековый период использовались три основных языка – среднеанглийский, англо-норманнский (или французский) и латинский [10]. Историография возникновения англо-норманнского языка в средневековой Англии началась после Норманнского завоевания, которое стало величайшим событием в истории языка и государства. С тех пор британцы были вынуждены либо писать на французском языке, либо использовать диалекты. Таким образом, англо-норманнский язык был интегрирован французами, захватившими Англию в процессе её завоевания в 1066 году, в последующем, экспортированными в Уэльс, Шотландию и Ирландию [10]. Первоначально он разделял большую часть своего лексического запаса, грамматики и произношения со средневековым французским языком, используемом на материке. Позже ему стали присущи другие характеристики. С тех пор, данный вариант северного диалекта французского языка (‘Anglo-Norman’ или ‘Anglo-French’) активно использовался наравне с латынью [5, С. 124], [1, С. 13]. Как подчёркивает Н.И. Дорохова (2013), «англо-норманнский язык, его номинативная сфера, фиксировали все те изменения социального порядка, которые происходили в условиях новой власти» [2, С. 169].

2. Основные результаты

Прежде чем определять номинативную сферу, характерную для англо-норманнского языка, следует принимать во внимание уровень этнических контактов и характер включаемых в него этнических групп. Согласно исследованиям И.В. Шапошниковой (2010), в средневековой Англии могли быть как контакты между одинаковыми сословиями, так и на «субэтническом уровне, когда речь идёт о взаимодействии двух и более субэтносов или иных более мелких таксонов внутри одной этнической системы (например, когда… представитель англо-норманнской элиты … общается с мельником из простонародья)» [5, С. 40]. Однако данные тенденции редко отражались на письменном языке, которым владели преимущественно (и, как правило, исключительно) верховная знать, чиновники, торговцы или духовенство, о чём свидетельствуют письменные памятники, дошедшие до наших времён.

В средневековой Англии XIV в. наблюдалось функциональное разделение между англо-норманнским диалектом, латинским языком и английскими диалектами. При этом часть саксонской знати стремилась овладеть французским языком, который активно использовался не только при дворе, но и в судах, в законодательстве, в парламенте, в армии и церкви, в муниципалитетах и торговле, а также изучался в школе и университетах [7], ровным счётом, как и латынь, которая обслуживала вторую часть формальных регистров. В то же время, большая часть английского народа в качестве основного средства для коммуникации в быту выбирала английские диалекты, которые намеренно изгонялись из формальных регистров речи [5, С. 80], [1, С. 13].

К номинативным сферам, прежде всего, относятся имена собственные, которые входят в класс субстантивов (конкретных имён существительных) [3, С. 11]. С XI в. номинативные кластеры англо-норманнского языка, в противовес реляционным (или согласовательным) категориям, стали включать в себя грамматическую информацию о собственных признаках денотата [4, С. 17]. Между тем, Норманнское завоевание не способствовало прерыванию становления языковых подсистем, но деструктурировало высокие наддиалектные формы [4, С. 20]. Как следствие, французский стал государственным языком Британии, что активно содействовало развитию номинативного поля концепта «государство» (‘dangier’ (m) – «власть») и взаимокоррелятивных с ним номинативных кластеров:

– «право» – в качестве примеров следует привести дефиниции, активно используемые в законодательстве и суде средневековой Англии, при этом, имеющие разное направление сфер применения: от территориальной принадлежности, до регламентирования обычаев и традиций людей определённой специальности. Напр.: (‘Danelaw’ (law, hist.) – название местности, которое было дано региону в северо-восточной части Англии, находящейся под контролем викингов (или датской империи); ‘dangier’ (m, law) – право на помолвку для арендаторов пастбищ для волов, свиней, действующее в течение шести недель после народного праздника Михайлов день; ‘faet’ (law) – акт, действие, имеющее юридические последствия, правонарушение или юридический документ; ‘faillynge’ (law) – «поражение в правах»; ‘faiseur’ (law) – «правонарушитель»; ‘faisure’ (law) – «право на производство»; ‘lagheday’ (law) – «день юриспруденции» (это не геортоним – понятие обозначает день проведения раз в два года заседания верховного суда); ‘kachepol’ (law, occupation) – «кэчпол, офицер шерифа» (право, профессия); [laiement] (law) – «снятие с себя обвинения путём принятия присяги, компургация» и т.д.

– номинативная сфера «религия» характеризует духовные тенденции средневековых англо-норманнов, напр.: понятия ‘abbeiesse’ (f) – «игуменья» и ‘abbacie’ (m) – «монашеское аббатство», ‘abbey’ (f) – «монастырь» свидетельствуют об импонировании данных народов монастырям; ‘abalsamé’ (m) – «бальзамировщик» – «рассказывает» о специфике захоронений в средневековой Англии; дефиниция ‘iglise’ (eccl.) – главная церковь прихода (церковн., 1140 г.) подчёркивает важность христианской веры; понятие ‘dean’ (eccl., occupation) – «декан» (церковн.) демонстрирует наличествование духовных семинарий в средневековой Британии и т.д. Также встречаются такие дефиниции, как ‘bachus’ (Bibl.) – «ванна» – еврейская жидкая мера в Библии[1];  ‘jacobin’ (eccl. monastic) – Доминиканский монах (церковн., монашеский) и пр.

 «Религия» тесно коррелировала с номинативными подкластерами:

– «теология» (‘theology’), напр. ‘laidesce’ – «зло», «нечисть»; ‘idele’ – «идол», «языческое божество»; ‘Damedé’ – «Господь Бог»; ‘faistre’ (theol.) – «создатель», «строитель» и т.д.;

– «мифология», которая порождала соответствующие дефиниции, напр.: ‘babewené’ – «горгулья»; ‘baciner’ (divin.) – «маг», «прорицатель» (свящ.); ‘faintosme’ – «привидение», «фантом»; ‘jaan’ (mythological) – «гигант» (мифология) и т.д.

В топографонимы условно можно включить характерные для XI – XV столетий:

–  «демонимы» (‘demonym’), напр., ‘Babilioin’ – «эламиты», «вавилоняне», «халдеи»; ‘danais’ – «датчанин», ‘damascenur’ – житель Дамаска, ‘ileman’ (1305 г.) – «житель острова»; ‘lacedemoneis’ (1271 – 1272 гг.) – «лакедемонянин», «житель Спарты»; ‘macedoigne’ (s. xii3/4) или ‘macedonour’ (с. 1200 г.)  – «македонянин» и т.д.

– «топонимы» (‘toponym’), напр., ‘Babiloine’ – Вавилон; ‘Cardoil’ или ‘Cardoille’ (1280 – 1307 гг.) – Карлайл; ‘Iberia’ (ок. 1230 г.) – Иберия, Пиренейский полуостров; ‘Idumee’ (s. xii) – Идумея (древнее царство, расположенное между Египтом и Палестиной); ‘Laddie’ (s. xiii3/4) – Лидия (королевство в Анатолии) и т.д.

Ввиду того, что одним из основных ремёсел британцев была торговля, при этом, реализуемая посредством моря, в англо-норманнском языке также сформировались такие номинативные поля концептов, как «торговля» (напр., ‘maarchaunte’ (merch., occupation) – «торговец»), «море» и, соответственно, «транспорт» (морской и речной), напр.: ‘faat’ – «судно»; ‘kable’ (ship.) – «канат», «трос» (корабельн.); ‘lagan’ (ship.) – «кораблекрушение» (корабельн.); ‘lading’ (ship.) – «акт погрузки груза (на лодку, транспортное средство и т.д.)» (корабельн.) и т.д. Как подчёркивают Дж. Лэнгдон и Дж. Кларидж (2011), в случае средневековой Англии транспорт внёс решающий вклад в коммерциализацию в стране, особенно в период с 1066 по 1300 гг. [9]. Таким образом, история номинативных сфер языка приспосабливалась к серьезным изменениям в социальной и экономической средах, особенно когда «Черная смерть» [8, С. 375 – 376] (вторая в истории пандемия чумы) поразила население в середине XIV-го века.

Мирное время систематически сменялось войнами, поэтому концепт «профессия» условно можно дифференцировать на два кластера: «военное дело» и «мирные профессии»:

–  номинативный кластер «военное дело», многочисленность дефиниций которого можно объяснить давлением нативистов во время Столетней войны между Англией и Францией (1337 – 1453 гг.) [8, С. 375 – 376], также позволил сформировать соответствующую номинативную сферу, например: ‘abateiz’ (m) – «резня», «бойня»; ‘bachelerie’ (m, mil.) – «зрелостники», «благородники» (военн.), т.е. группа молодых честолюбивых дворян или воинов; ‘caable’ (mil., f) – «катапульта» (военн.); ‘dagger’ (weapons, mil.) – «кинжал» (оружие, военн.); ‘jacerant’ (mil.) – «броня», «кольчуга» (военн.); ‘jakke’ (mil.) – «джек, короткая защитная одежда для верхней части тела» (военн.); ‘jamber’ (mil., armour) – «броня на ногу» (военн., доспехи); ‘jamel’ (mil., weapons) – «дубинка» (военн., оружие); ‘kalketrappe’ – «калтроп» – «противокавалерийское устройство»; [laimiere] (mil., armour) – «нагрудник» (состоящий из тонких металлических пластин – военн., доспехи); ‘mace’ (mil., weapons) – булава, тяжелый посох или дубина, используемая в качестве оружия, с металлической головкой и т.д. Большое количество различных понятий, касающиеся оружия и доспехов, свидетельствуют о том, что военное дело активно процветало среди англо-норманнского правящего класса средневековой Англии.

Помимо «военного дела», следует упомянуть такой номинативный «ремесленный» кластер, как «мирные профессии». Род занятий позволяет интерпретировать специфику профессиональной деятельности англо-норманнов. Например, ‘cardeleve’ (лист кожи, в который были вставлены зубья шерстяной карты[2]) и ‘carder’ или ‘kardester’ (occupation) – «кардер» (профессия) – человек, занимающийся вычёсыванием и распутыванием шерсти и текстильных волокон – свидетельствуют о популярности в средневековой Англии кожевенного мастерства. Что характерно, в отличие от XI – XV вв., в современном английском XXI в. понятие ‘carder’ («кардинг») обозначает мошенничество с платежными картами. Профессия ‘daeei’(occupation, f) «молочница», «горничная» определяет род занятий, который был характерен для женской половины общества небогатых сословий; а ‘badistrod’ (pej.) – «сводница» объясняет один из способов организации института семьи данного государства; ‘factour’(law, occupation) – «агент», «представитель закона»; ‘macecref’(occupation) – «мясник, скотобоец»; ‘faiseur’ или ‘faisour’ (m, pej.) – «фальшивомонетчик»; ‘jaal’(f) – «проститутка» или «наёмник» и т.д. являлись распространёнными видами деятельности тех времён и т.д.

3. Заключение

Хотя англо-нормандский язык стал приобретенным вторым языком в Англии в более поздних поколениях, он активно использовался в сложных административных вопросах и государственных делах со второй половины XI в. вплоть до XV в., что определяло его основные номинативные сферы. Номинативные сферы тесно коррелировали с теми родами деятельности британцев, которые были им присущи в обозначенный период времени, что отражалось в письменных памятниках англо-норманнского языка. Среди наиболее широко распространенных кластеров следует назвать «право», «военное дело», «мирные профессии» и «религию», а также «транспорт» (преимущественно, корабельный).

Article metrics

Views:73
Downloads:4
Views
Total:
Views:73