CATTLE BREEDING VOCABULARY IN THE TOFALAR AND BURYAT LANGUAGES (ON THE EXAMPLE OF DOMESTIC ANIMALS' NAMES)

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2022.35.20
Issue: № 7 (35), 2022
Suggested:
23.10.2022
Accepted:
27.10.2022
Published:
09.11.2022
161
2
XML PDF

Abstract

The article examines the cattle breeding vocabulary of the Tofalar and Buryat languages, which reflects one of the main spheres of economic activity of Tofalars and Buryats, which gives them a livelihood. The aim of the article is to introduce into scientific circulation nominations of cattle breeding vocabulary in the Tofalar and Buryat languages, in order to identify common terms and to establish their common Turkic and common Mongolian basis. The material of the study was the data from the dictionaries of the languages studied, as well as field notes collected from the informants during the expedition in Buryatia in the summer of 2022. The analysis made it possible to determine the presence of similarities and differences in the Tofalar and Buryat languages. Tofalar and Buryat horse breeding originated independently of each other, and the Tofalar language retains ancient vocabulary with a common Turkic nature. In spite of the fact that Buryat horse breeding terms have their own specificity, there are terms like azarga of evidently Turkic origin. The abundance of the terms and their development indicate that the Tofalars have been engaged in reindeer breeding for a long time. Based on the presented material, we can state that in the language of modern Tofalars there is a rather developed and extensive reindeer breeding terminology, which refers not only to the sex and age groups of domestic animals. It was possible to establish that in the field of reindeer breeding, all the basic terms of the modern Tofalar language are of Turkic origin. The abundance of terms and their development indicate the long history of Tofalar reindeer breeding. At the same time, according to the degree of terminological development, the significance and economic value of this or that type of domestic animals can be evaluated.

1. Введение

Тофалары и буряты когда-то были кочующим народом. Буряты являются кочевниками-скотоводами, разводящими пять видов скота (табан хушуу мал): лошадей (морин, адуун), коров (үхэр) яков (hарлаг), овец (хонин) и коз (ямаан), а тофалары – это оленеводы и охотники. Они разводят северных оленей (иби), ездят на них верхом и перевозят вьюки. Олени одевают и кормят тофаларов, из шкур оленя они строили себе жилище, которое называется өғ «чум» – это своего рода коническая юрта, а самка домашнего северного оленя иңген «важенка» давала молоко, которое употребляли в пищу, все это нашло отражение в их языках. Степень изученности данной лексики в бурятском тофаларском языках различна.

Термины, связанные со скотоводством в бурятском языке, неоднократно были предметом анализа [5, С. 409-432], [4, C. 87-116], [2, C. 109-115], [1], а тофаларский язык до сих пор остается одним из малоизученных тюркских языков, но тем не менее  языковой материал привлекался при изучении, в частности, терминов животноводства [6, С. 54-55], [3, С. 424-448], нельзя сказать, что эта лексика в тофаларском языке полностью исследована, но она довольно хорошо отражена в «Тофаларско-русском словаре» В.И. Рассадина [6]. Поэтому нет нужды убеждать в необходимости сбора материала по всему комплексу терминов данной тематической группы и его тщательного изучения. Большую научную ценность, на наш взгляд, представляет сбор фактического материала по определенным лексико-семантическим группам. Такой материал является уникальным, достоверным и в дальнейшем позволит использовать его при написании сравнительно-исторической грамматики тюркских языков.

Как было сказано выше жители Саяно-Алтайского региона, в частности тофалары, издавна занимались охотой и оленеводством кочевого типа. По сравнению с забайкальскими бурятами они не могли горизонтально кочевать со своим скотом в поисках пастбищ. Они кочевали вертикально, поскольку проживали высоко в горах, где их окружала тайга с узкими долинами, по которой протекали небольшие речушки. Как пишет И.В. Рассадин: «… в течение года оленеводы совершали до 15 и более перекочевок различного характера. Зимой они обычно жили в долинах рек, осенью и весной располагались повыше, в таежных местах. Летом стойбища оленеводов находились на белогорье – плоских горных вершинах, покрытых ягелем, где всегда дул ветер и где не было мошки» [8, С. 30-31].

2. Обсуждение

Традиционным домашним животным, который издавна разводили тофалары, является домашний северный олень, называемый общим словом иби (иви). Применяют также термин hойлуға (hойлыға). Оленей использовали для верховой езды, с оленями у тофаларов была связана вся хозяйственная и материальная деятельность, олени тофаларам заменяют лошадей, коров и овец. Олени пасутся самостоятельно, не прибегая к помощи человека. Летом основным кормом для оленей является ягель, который по-тофаларски называется шулун «ягель, олений мох» [7, С. 547], также олени любят мох-бородач, по-тофаларски будет няак, который растет на деревьях. Кроме того, олени питаются грибами, по-тофаларски чеъкпе «гриб», но любимое лакомство оленей это большой желтый гриб, на тофаларском языке он называется чары чеъкпесi, который охотно поедает северный олень [7, С. 484]. Для оленей осенью наиболее подходящим является «то кочевье, которое будет местом, где оленей пустят пастись на грибы» в переводе на тофаларский язык ол ҷуърту чеъкпелеliр чер болыр [7, С. 485]. К оленеводческой лексике можно отнести слова типа чеъкпеле в значении «2) пастись на грибах (о северных оленях); ибибис чеъкпелеп тылыйды «наши олени ушли пастись на грибы» [7, С. 484]; чеъкпелет «2) пускать оленей пастись на грибы» [7, С. 484-485]; чеъкпелiк «август, месяц, когда олени пасутся на грибах; чеъкпелiктэ күскәәрi аэн төдү ибилер чеъкпелеп чорулар «в августе, ближе к осени, все олени пасутся на грибах» [7, С. 485]. В тофаларском языке есть специальный термин чеъкпелiктэ, который переводится как «проводить конец августа в грибных местах, пуская оленей пастись на грибы» [7, С. 485].

В бурятском языке находим соответствия, так, например, олень по-бурятски будет мал цагаан, в бурятском боханском диалекте  буга «олень»; сагаани хөбхө «ягель» [11]; большой желтый гриб, который охотно поедает северный олень (моховик?) по-бурятски hарсяаг [11].

Рассмотрим термины в тофаларском языке по половозрастным признакам: аънай /аънhай «домашний оленёнок;  телёнок;  козлёнок  в возрасте до одного года;  детёныш дикого северного оленя, косули, кабарги в возрасте до одного года» [7, С. 46];  чеш аънhай  «новорожденный оленёнок» [7, С. 46];  орай аънhай  «оленёнок, родившийся осенью» [7, С. 46];  қуу аънhай  (устар., ср. совр. hоонай)  «годовалый оленёнок домашнего северного оленя» [7, С. 46];  аънhаэ йоқ иңген  «важенка без оленёнка» [7, С. 46];  эр аънhай  «оленёнок-бычок в возрасте до одного года» [7, С. 46];  эпшi аънhай  «оленёнок-самка в возрасте до одного года» [7, С. 46]; баъштаанай «1) оленёнок, родившийся раньше срока массового отела» [7, С. 65], даспан «двухгодовалый домашний и дикий северный олень» [7, С. 112], аняадай «последыш, оленёнок, родившийся самым последним» [7, С. 31], таърhыш «полугодовалый оленёнок; куу таърhыш годовалый оленёнок» [7, С. 31], төңhүр «бык дикого северного оленя» [7, С. 406], эъпшi аънhай «телка домашнего северного оленя – двухлетняя» [7, С. 263], иңген «самка домашнего северного оленя», эътэр-қоонhай «теленок домашнего оленя, оставленный производителем;  ср. эътэр-hоонай; эътэр-қуудай «бык-производитель домашнего северного оленя в возрасте от 2 до 3 лет», эътэр-чары  «бык-производитель домашнего северного оленя» [7, С. 593].

В бурятском языке представлены следующие термины: закаменский говор инзаган «оленёнок до года (общее название)» [11]; инзаган «1) козлёнок (детеныш дикой козы, сайги, антилоп)» [9, С. 446]; саган II «олень-производитель» [9, С. 446], бурятский качугский говор буха саган «олень-самец» [там же], бурятский эхиритский и бурятский джидинский үрхэн саган «олень» [9, С. 446]; бурятский закаменский эмэ саган «самка оленя» [9, С. 446], гуньжан сагаан «тёлка оленя по третьему году» [11], эмэ сагаан «взрослая самка оленя (обычно четырех лет) [11], хизаалан «бык-олень от трех до четырех лет» [11], этээр «олень-производитель [10, С. 446]. Следует отметить, что в западно-бурятском говоре встречается слово даспаан «самка оленя до двух лет», возможно заимствованное из тофаларского языка, см. даспан «двухгодовалый домашний и дикий олень северный олень» > дас «крупный бык лося, сохатый»  [7, С. 112].

Далее рассмотрим термины, относящиеся к лошади, которая играет немаловажную роль в хозяйстве тофаларов. Как пишет И.В.Рассадин: «… коневодство у тофаларов сохраняется еще от тех древнетюркских племен, которые легли в основу тюркоязычного тофаларского этноса, поскольку от того древнетюркского состояния в языке современных тофаларов полностью сохранилась древняя коневодческая лексика общетюркского характера» [8, С. 37]. Примеры: тоф. аът «1)  конь, лошадь;  асқыр аът  жеребец;  бе аът, эпшi аът  кобыла, кобылица;  ақта аът  мерин;  2)  мерин» [7, С. 50]. Примеры из бурятского языка:  морин «1. 1) лошадь, конь, мерин» [9, С. 558], азарга «1. 1) жеребец (в табуне на 20-30 маток имелся один жеребец)» [9, С. 42], гүүн «кобылица» [9, С. 234], нами зафиксированы половозрастные названия, относящиеся к лошади: гуун «кобыла», унаган «жеребенок до года», дааган «жеребенок по второму году до двух лет», гунан «жеребенок по третьему году (без различия пола)», шүдлэн «лошадь по четвертому году», хизаалан «лошадь по пятому году», шэнэ hоёолон «лошадь по шестому году» хуушан /hоёолон «лошадь по седьмому году», йихэ морин «взрослый конь».

3. Заключение

Материалы исследования показывают, что домашних животных тофалары и буряты разводили неодновременно. Так, половозрастные названия лошади у бурят являются общемонгольскими, они появились в период самостоятельного развития монгольских языков, современные тофалары полностью сохраняют древнюю лексику, связанную с лошадью.  Кроме того, термины, обозначающие пол и возраст лошади имеют общетюркский характер. Исходя из представленного материала можем констатировать, что в языке современных тофаларов имеется довольно развитая и разветвленная оленеводческая терминология, относящаяся не только к половозрастным группам домашних животных. Обилие терминов, их развитость говорит о большой давности занятия тофаларами оленеводством. При этом по степени развитости терминологии можно судить о значимости, хозяйственной ценности того или иного вида домашних животных.

Article metrics

Views:161
Downloads:2
Views
Total:
Views:161