SOMONYMS IN THE COMPOSITION OF FIXED COMBINATIONS OF THE KHANTY LANGUAGE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.60797/RULB.2024.54.13
Issue: № 6 (54), 2024
Suggested:
20.04.2024
Accepted:
07.05.2024
Published:
10.06.2024
64
1
XML
PDF

Abstract

This study examines the somatic vocabulary, widely represented in stable combinations of the Khanty language – in phraseological units. Somatic phraseological expressions are phraseological units that contain words denoting the names of body parts or internal organs of humans or other living beings. The materials of the research were identified by the author in the field from the carriers of traditional culture from the dialects of the Khanty language (Surgut, Vakhovsky, Kazymsky, Shuryshkarsky, Berezovsky). The work uses lexical examples selected from dialect dictionaries and studies of domestic and foreign scholars. Phraseological phrases have a figurative character and give the speech a touch of ease and expressiveness; since they are metaphorical, the words in them acquire a figurative meaning. Somatic phraseological expressions have originated on the basis of man's observation of himself and the behaviour of living beings: animals, birds, fish, insects.

1. Введение

Сомонимы хантыйского языка послужили основой для создания устойчивых сочетаний слов – фразеологизмов: фразеологических сращений и фразеологических единств. С их помощью удачно передаются конкретные и абстрактные понятия повседневно-бытовой, культурно-технической, общественной жизни. Чаще других в составе фразеологизмов встречаются сомонимы ŏχ ‘голова’, sem ‘глаз’, pă; ‘ухо’, ńŏ; ‘нос’, ŏŋə; ‘рот’, ńa;əm ‘язык’, peŋk ‘зуб’, tŭr ‘горло’, ;aŋkər ‘плечо’, šănš ‘спина’, mewə; ‘грудь’, jɔš ‘рука’, kŭr нога’, χŏn ‘живот’, săm ‘сердце’. Из них самыми употребительными являются ŏχ ‘голова’, sem ‘глаз’, pă; ‘ухо’, ńŏ; ‘нос’, jɔ ‘рука’, kǔr ‘нога’, săm ‘сердце’. Перечисленные соматические компоненты в хантыйских фразеологизмах употребляются с разной степенью частотности. При сборе материала использовался метод полевого лингвистического исследования (непосредственное наблюдение и интервьюирование). Лингвистические методы, применяемые в данной работе – описательный, сравнительно-сопоставительный, метод компонентного анализа. Материалом исследования послужили данные, собранные в процессе экспедиций в места компактного проживания хантов.

2. Обсуждение

Основными особенностями хантыйских фразеологизмов являются следующие:

1. Соматический фразеологизм состоит из двух или более знаменательных слов: Каз. Тег. kŭrәη wɔj ‘лось’ (букв.: зверь, имеющий ноги), то есть длинноногий зверь, зверь с сильными ногами.

2. Фразеологизмы характеризуются раздельнооформленностью компонентов. Раздельнооформленность обусловлена тем, что элементы фразеологизма являются самостоятельными лексемами, а не основами, как в композитах, например:

Тег. jɔš amp ‘домашняя, ручная собака’ (букв.: рука-собака);

Тег. jɔš kăti ‘домашняя, ручная кошка’ (букв.: рука-кошка);

Тег. jɔšәn tăjti ampem ‘ручная собака’ (букв.: в руках держать собака=моя)

.

3. Необходимым признаком хантыйских фразеологизмов является устойчивость, т. е. постоянное соединение компонентов, но допускающее в определённых случаях вариации в структуре и семантике, которое возникает в процессе многократного повторения фразеологизма в речи. Особенность устойчивости хантыйских фразеологизмов состоит в том, что фразеологизм как единица языка имеет постоянный лексический состав и структуру, а как единица речи он предполагает преобразования. 4. Для фразеологизмов характерна метафоричность. В отличие от свободных языковых единиц, значение которых всегда является суммой составляющих его компонентов, общее значение соматических фразеологизмов хантыйского языка всегда является семантическим новообразованием: Тег. tŏχlәŋ χɔp ‘самолёт’ (букв.: лодка с крыльями), то есть летающая лодка.

Выделение перечисленных признаков даёт возможность определить объём фразеологии. К фразеологии относятся все устойчивые словосочетания и предложения, состоящие из двух и более компонентов с метафоричной семантикой.

В любом языке мира существуют соматические фразеологизмы. Они возникли из наблюдения людей над ежедневными физиологическими процессами. Человек замечает, что чувства содействуют телесным изменениям: покраснению или побледнению кожи тела (лица), ускорению или замедлению ритма биения сердца, расширению или сужению зрачка глаза и т. д. Такие наблюдения устоялись в языке, и сочетания слов, вначале лишь обозначавшие эти явления, затем стали употребляться для выражения психических процессов в организме людей. Так появились хантыйские соматические фразеологизмы:

вах. sem-pәl wertä ‘радоваться’ (букв.: глаза-уши делать)

;

аг. тр-юг. у-аг. ńŏl-săm wuta ‘лично видеть, встречаться’ (букв.: нос-глаза видеть, знать)

; Тег. ŏχ pŏnti ‘кланяться, молиться’ (букв.: голову положить)
;

Человек легче замечал то, что проявлялось внешне, и поэтому фразеологизмы, имеющие в своём составе названия видимых органов, более правильно отражают психическое состояние человека

. Например: Тег. pаkәntә; pŏrajən semŋə;a; wuna ta;;ə;e ‘при сильном удивлении или при большом устрашении человек широко раскрывает глаза’ (букв.: испугавшись, глаза=свои два большими растягивает); Тег. peŋkə; t.χmə; ‘скрипит зубами’ (букв.: зубы=его разрываются); Тег. ńaχəŋ wenšən ;.jə; ‘улыбается’ (букв.: со смешным лицом стоит) – amətta; pŏrajən j.špət χătśə;6 ńaχəŋ wenšən ;.jə; при радости хлопает (ударяет) в ладошки, улыбается’.

Однако то, что происходит внутри организма, человеку не совсем понятно, не видно отчётливо, поэтому значение фразеологизма выражается не столь определённо: Тег. tǔrem s.r;a‘меня гнетет’ (букв.: горло=мое сохнет)

; Тег. ma sămem ner;a ‘меня гнетет, сердце ноет’ (букв.: сердце=мое трет)
; Каз. сӑмԓ щи ювӑрԓӑԓы ‘он голоден’ (букв.: сердце=его свернется)
.

Соматические фразеологизмы в хантыйском языке употребляются в повседневной разговорной речи, в произведениях устного поэтического народного творчества ханты, а также в художественной литературе, в газетно-публицистических материалах и др. Соматическая лексика в составе фразеологических оборотов часто используется для привлечения внимания собеседника или слушателей к сообщению рассказчика, говорящего в фольклоре и в обыденной хантыйской речи. Например: Влюбленный парень обычно говорит о красивой, изящной девушке: Тег. śĭ mŏrta χŏrasəŋ ńŏχə; mŏχti ;ŏwə; ni;a6 ;ŏwə; mŏχti we;mə; ni;a (букв.: до чего красивая: через мясо=её (тело=её) кости=её видны, через кости=её мозги=её видны)

. Š. ńŏχet muχtə tŭwet χutty, tŭwət muχtə wetmət χutty; tĭlśa wanttə iśə ješ, χătyla wanttə iśə ješ сквозь её тело кости светятся, сквозь её кости мозги светятся; на луну смотри, она такая же, на солнце смотри, она такая же’
.

Благодаря использованию в поэтической формуле сомонима ń.xə; (ńǒχet) тело (букв.: мясо), остеонима ;ŏwə; (tŭwet) кости, спланхнонима we;mə; (wetmet) мозги создаётся выразительный образ девушки, красота которой вызывает восхищение как говорящего, так и окружающих её людей. В хантыйской народной речи названия частей тела человека используются метонимически и при создании прозвищ: Тег. p.;t tŭš iki ‘седой мужчина’ (букв.: белая березовая труха – борода мужчина), то есть это мужчина с бородой, как березовая труха; Тег. sem wantti χu ‘всевидящий, всеуспевающий’ (букв.: глазами смотрящий мужчина); Тег. ńar sem – говорят о человеке, всегда плачущем, в слезах или ‘с сырыми глазами’ (букв.: сырые глаза)

.

В речи коми в качестве прозвищ и неофициальных имен людей: Юмоо-Син-Öвдöття ‘сладкоглазая Авдотья’ (коми юмов, юмоо ‘сладкий’, син ‘глаз’), Ош-Пель-Анна ‘медвежье ухо Анна’ (коми ош ‘медведь’, пель ‘ухо’)

. В ненецком языке: Венго ‘собачье ухо’ – от ненецк. Вэн ха, где вэ ‘собака’, ха ‘ухо’
.

В сравнительных оборотах хантыйской народной речи сомонимы выступают в качестве образного средства, придающего живость, выразительность: Š. ĭj j.šen ń.p j.š ‘твоя рука – передняя нога (букв.: рука) лосёнка’

. Устойчивый оборот образно обозначает недюжинную силу руки человека.

Оценочный характер заключен во фразеологизмах: Тег. j. šə; ken ‘надежно’ (букв.: легкой рукой=своей); Тег. jăm j.š ‘лечащая рука’ (букв.: хорошая рука)

. Kaz. jăm j.šεm ‘своей рукой’
, то есть надёжно (букв.: хорошей рукой); Тег. aršək χOjat j.š jăχa ‘дружно всё под силу’ (букв.: многих людей рука вместе)
.

Во многих фразеологических единицах хантыйского языка стержневым центром выступают названия частей тела человека или других живых существ. Рассмотрим более детально употребление отдельных сомонимов в составе фразеологизмов: голова и сердце.

3. Голова

Сомоним голова (V Vj. .γ, Trj. oγ, J ow, Irt. uχ, ŏχ- , Ni. Š , Kaz. Sy. O ŏχ, Ahl. ox и т. д.

, Шур. Тег. ŏχ, Каз. ux
) широко используется в фразеологии. В частности, он наблюдается в метонимическом употреблении для обозначения священных действий и почтительного отношения говорящего к собеседнику:

Vj. ɔγ pănta, V ɔγ pănγ2lta, Irt. uχ pănta, Kaz. ŏχ pŏnti, Patk. ux panem, Ahl. ox ponlem ‘кланяться, поклониться’, Š ŏχ pŏnti ‘молиться’

, Тег. ŏχ pŏnti ‘молиться, поклоняться’
(букв.: голову положить). Ср.: Тег. śiti wer;ət pɔr;əti χărn, turəm pe;i pɔjəkśă;ət jăχa jɔχtəm rŏt jɔχ, jŏ;ən χɔt;a;ən iśĭ ŏχ pŏn;ət ;arăś ɔməsti śŏŋk pe;i ‘обычно делают на святых местах, богу поклоняются вместе приехавшие родственники6 в доме тоже голову кладут [молятся] стоящему в углу ящику’
. Устойчивое сочетание с сомонимом ŏχ обозначает не только ‘молиться, кланяться’, но и приветствие: ŏχ pŏnti ‘поприветствовать’
. Слово ŏχ ‘голова’ выступает в качестве атрибута, обозначающего ‘старший, основной’, ‘главный’ к определяемым им словам: oχ-nē ‘хозяйка дома’ (букв.: главная женщина)
; Ahl. oх-pōp ‘первосвященник’ (букв.: главный поп)
.

Словом ŏχ ‘голова’ в диалектах хантыйского языка называют также чиновника любого ранга, имеющего хотя бы какую-либо власть над людьми: V äj-ɔχ ‘маленький служащий, помощник, старшина’ (букв.: маленькая голова); Ahl. ох-хо, Ni. Š uχ-χu, Kaz. ŏχ-χ0 ‘руководитель, начальник’ (букв.: голова-мужчина)

. Тег. ŏχ jɔχ ‘начальники, главные люди’ (букв.: голова-люди)
; то же и о животных: Шур. ŏχ kă;əŋ ‘вожак’ (букв.: голова-олень)
. В героических песнях народных героев, князей городов называют Patk. ťať-uχ ‘главнокомандующий армии воинов’ (букв.: голова войска); voč-ūχ ‘князь города’ (букв.: голова города)
.

Cоматические фразеологизмы со словом ŏχ ‘голова’ служат также и для обозначения процесса мышления: Тег. ŏχa jŭχәt;iti ‘вспоминать’ (букв.: в голову приходить)

. Данное выражение имеет варианты значения: ‘в голову входить’, ‘случайно взбрести в голову’. Тег. ŏχә; at nŏmәsә; ‘думай своей головой’ или ‘думать надо’ (букв.: голова =его [или =своя] пусть думает)
. Сомоним ŏχ употребляется в случаях, когда человек становится психически ненормальным, бесконечно много говорит, поет, что на ум придет: Тег. Oxə; ătma jĭs ‘сумасшедший’ (букв.: голова=его стала плохой)
.

О физической боли можно сказать: Тег. ŏχem kăši ‘голова=моя болит’

, Каз. ŏχ ńoχi ŏptə; pi;a śi mŏrta śi kăši ‘головное мясо с волосами так сильно так болит’
. Тег. ŏχə; kătə;sa ‘отравился угарным газом’ (букв.: голову=его схватило)
. Соответствующие фразеологизмы встречаются в финно-угорских, тюркских, индоевропейских языках. Слово ŏχ в устойчивых сочетаниях может быть использовано и для обозначения памяти: Тег. ŏχa kătə;ti ‘помнить’ (букв.: в голову поймать, схватить). Этот же сомоним используется для выражения осуждения: Тег. ŏχ je;emti ‘позорить, стыдить’ (букв.: стыдиться головы). Слово ŏχ во фразеологических единицах может служить для выражения настроения, разных чувств (обиды, недовольства и др.): Тег. ŏχə; i; es;ă;e ‘повесить голову’ (букв.: голову=свою вниз наклоняет)
. Человека, не отличающегося большим умом, характеризуют выражением Каз. ух атум ‘безумный’ (букв.: голова плохая)
. В то же время о человеке, который работает без передышки, желая быстрее завершить работу, говорят: Тег. ŏχ;i-sem;i rupitə; (букв.: без головы – без глаз работает)
.

О самостоятельном человеке скажут: Тег. ;ŭwŏχə;saχət (букв.: он с головой=своей сам)

. Фразеологизмы со словом ŏχ обозначают согласие или несогласие, нежелание: Тег. ŏχ j.wə;ti‘кивать, соглашаться’ (букв.трясти головой), Тег. ŏχ seŋti‘бить головой, выражая своё недовольство’, (букв.:биться головой), Тег. Oxker;ijə;ti‘не соглашаться, поворачивать головой для выражения отрицания’ (букв.: голову поворачивать)
.

4. Сердце

Объем значений сомонима (V-Vj. Trj. səm, Ni. Ö Kaz. Sy. săm, O sȧ̌m и т. д.

) может быть широким в языке и речи. В диалектах хантыйского языка сомоним ‘сердце’ функционирует в значении ‘смелость’
. С помощью суффикса обладания -əη от него образуется имя прилагательное: V Vj. Trj. DT KoP Kr. səməη ‘смелый’, Ni. Kaz. săməη, O sȧ̌məη ‘смелый’ (букв.: с сердцем, обладающий сердцем); также Vj. ‘свирепый, неукротимый’, Ni. Kaz. O ‘интересующийся, любознательный, проявляющий интерес к работе’
. Ср. также: Тег. săməη, ‘сердечный’, χŏjat pe;i săməη ‘открытый, отзывчивый, с добрым сердцем’ (букв.: к кому-то сердечный)
.

Характеризуя боязливого, трусливого человека, ханты употребляют слово, образованное от спланхнонима ‘сердце’ c помощью суффикса необладания -li -;i -, -;əγ: Kaz. săm;i, O sȧ̌mli, Š sămtə, Trj. səm;əγ

, Тег. săm;i (букв.: без сердца)
, т. е. не обладающий смелым сердцем. Но ср.: Тег. бран. săm ńŏχi ‘бессердечный’ (букв.: мясо сердца), т. е. у него не сердце, а кусок мяса
.

Спланхноним săm c cуффикcом обладания -əp, -pi может передавать негативное значение, если в качестве атрибута к нему выступает имя прилагательное с отрицательным оценочным значением: Ni. uχət-săməp, Kaz. 0χə;-săməp ‘боязливый, несмелый человек’

(букв.: с тонким (узким) сердцем); Каз. karti săməp ‘жестокий, бесчувственный’ (букв.: железное сердце имеющий)
; Когда в качестве атрибута выступает имя прилагательное с позитивным значением, всё словосочетание приобретает положительную семантику: Kaz. tak-săməp, O. tak-sȧ̌mpi
, Тег. tak sămpi
– ‘смелый’ (букв.: с крепким сердцем, крепкое сердце имеющий). Говорят, что добыть медведя может только ‘человек с крепким сердцем’.

Как показывает материал, слово, обозначающее понятие сердце, может входить в состав фразеологических оборотов, характеризуя различные состояния и душевные переживания человека: V sәmäm welli, Vj. sәmäm welsi, Trj. J sәmмm wмЪЪЪlli, DN Kr. sәmem wettмj, Ni. Š sămem wɔχta, Kaz. sămem wɔχ¿a ‘я голоден’ (букв.: сердце=моё зовёт)

. Каз. săm;ŭw śĭ wɔχ;ăjt ’мы хотим есть’ (букв.: сердца=наши зовут), săme; śĭ jŏwәr;ә;i ’он голоден’ (букв.: сердце=его вот свернется)
. Типологически близким к данному фразеологизму является идиоматическое выражение в мансийском языке: сым этгалаӈкве ‘проголодаться’
(сым ‘сердце’, этгалаӈкве ‘жаждать, хотеть есть’), симум этгалаӈкве ‘мне хочется есть’ (букв.: сердце=моё жаждет, хочет есть). Тег. năŋ wŭrnena sămem kăši ‘за тебя беспокоюсь’ (букв.: за тебя сердце=моё болит)
; Каз. sămem ńŏχ;əmtəs (букв.: сердце=моё шевельнулось), выражение несет оттенок радости или испуга в зависимости от контекста
. Каз. sămem χŭ;ti mănəs ‘чрезмерно испугался’ (букв.: сердце=моё куда-то ушло)6 sămem isa mănəs – то же (букв.: сердце=моё совсем ушло)6 sămem p.χən; ‘я сильно пугаюсь’ (букв.: сердце=моё разорвется)
. В русском языке есть близкий по значению фразеологизм: сердце (моё, его) в пятки ушло (от страха). Каз. sămem pŭja mănəs ‘испугался’ (букв.: сердце=моё в зад ушло)
, Тег. sămem pŭja jŏχtəs – то же (букв.: сердце=моё в зад пришло)
. Человеку, который чем-то испуган, говорят: năŋ mŏj š.wər săm ;esən (букв.: ты что сердце зайца съел?)
.

Устойчивые выражения с ангионимом săm, встречающиеся в разговорной речи, могут отражать социокультурное своеобразие, вызванное условиями жизни хантов. Например, Тег. săm tij pŭ;ən wŏ;ti ‘жить с небольшим кусочком сердца’ (букв.: с куском верхушки сердца): śiməś χănneχujat wu;;ət, šimə; ;etŏt ;e;ət, śi χŏjat ɔ;əŋən pŏtər;ə5 săm tij pŭ;ən wu; ‘есть люди, которые мало еды едят, о них говорят: живут небольшим кусочком сердца (куском верхушки сердца)’

.

Понятие полюбить выражается устойчивыми словосочетаниями: Каз.sămapunti (букв.: в сердце вложить), то есть в сердце вкладывают что-то заветное, запоминающееся, приятное; sămarăχə;ti (букв. ‘к сердцу приблизиться, подойти’

. То чувство, которое испытывает человек, импонирует ему, оно гармонирует с его сердце. Тег. năŋ masămemam.s;ən ‘я тебя люблю’ (букв.: ты сердцу=моему нужен); masămema;ŏŋəs‘полюбил, понравилась’ (букв.: в сердце=моё вошёл)
. И, напротив, если «не лежит душа к человеку, не нравится он», masămemaănrăχə;(букв.: сердцу=моему не подходит).

5. Заключение

Анализ материала показывает, что соматические элементы со словом ŏχ ‘голова’ в составе фразеологизмов имеют самые разные значения: используют для обозначения процесса мышления, для выражения осуждения, может служить для выражения настроения, разных чувств (обиды, недовольства и др.); можно сказать о человеке, не отличающегося большим умом, в то же время о человеке, который работает без передышки, желая быстрее завершить работу. В метонимическом употреблении наблюдается для обозначения священных действий и почтительного отношения говорящего к собеседнику; в диалектах хантыйского языка так называют также чиновника любого ранга, имеющего хотя бы какую-либо власть над людьми.

Устойчивые словосочетания со словом Ox ‘голова’ характеризуют степень зрелости человека, как физической, так и умственной, фразеологизмы подчёркивают физическое состояние человека (болезнь, головокружение, эйфорию): Тег. ŏχ t.tijə; ‘лихорадочное состояние, озноб’ (букв.: голова трясется), Тег. ŏχem kăši ‘я болею’ (букв.: голова=моя болит)

; выражают недоброе пожелание, угрозу в адрес собеседника или третьего лица, не присутствующего в момент речи: Каз. uχ nuχ mεnεmətiоторвать голову’ (обычная угроза матери или отца в адрес своего непослушного ребёнка), uχen nuχ mεnεm;əm ‘голову оторву’ (букв.: голову=твою вверх порву)
(метонимически вместо головы может упоминаться шея, ср.: Тег. sap;en χŏ;t sewәrmә;әm ’голову оторву’ (букв.: шею=твою совсем отрублю)
). Ср. также Каз. щатщащен ух пушах ‘твоего деда (по отцовской линии) голова’. Так говорят при испуге или недовольстве высказываниями собеседника, во втором случае это произносится с иронией
.

В произведениях устного народного творчества ангионим со значением ‘сердце’ имеет широкое распространение, ибо с его помощью эмоциональный мир человека (его чувства, мысли, межличностные отношения и т. д.) передаются ярче и точнее: Каз. mujsər χănneχ0, śiməś săm tăjə; ‘какой человек, такое и сердце имеет’

. В этом фразеологизме ангионим сердце приравнивается по значению к понятиям характер, нрав, обыкновение. Метонимическое использование названия внутреннего органа человека в данном контексте явно предпочтительнее в употреблении по сравнению с нейтральными синонимичными субстантивами, с помощью которых обыкновенно даётся описание внутреннего мира индивида. Даже окружающие неодушевленные предметы воспринимаются как имеющие сердце. Ср.: намәт сӑм ‘игольницы сердце’, по сведениям мастериц, раньше категорически запрещалось втыкать иголку в середину (в сердце) игольницы, этого правила придерживаются по сей день
.

Обские и казымские ханты ночные и дневные люльки орнаментировали. На спинке дневной люльки одну из зон, по поверью хантов д. Юильск на реке Казым, орнаментировать нельзя «вәлупсел юврая керԓаԓ» (букв.: вәлупсы – жизнь [судьба], юврая – неправильно, керԓаԓ – повернет). Считается, что судьбу ребенка определяет богиня Калтащ, и вмешательство посредством нанесения орнамента на «вместилище сердца») может навредить ему. Это место называется сӑм лот ‘вместилище для сердца’ (букв.: сӑм – сердце, лот – углубление)

.

Рассмотренный материал показывает, что сомонимическая лексика занимает важнейшее место в хантыйской фразеологии, придающей народной речи яркость, меткость, выразительность. Она отражает восприятие окружающей действительности через познание человеком самого себя и через его отношение к природе и обществу. Фразеологизмы хантыйского языка еще не стали объектом целенаправленного исследования, что является важнейшим делом для становления хантыйского языкознания.

5.1. Сокращения названия языков и диалектов

В названиях языков и диалектов:

венг. – венгерский язык;

коми-зыр. – коми-зырянский язык;

манс. – мансийский язык;

ф-уг. – финно-угорские;

каз. – казымский диалект;

вах. – ваховский диалект;

приур. – приуральский диалект;

шур. шурышкарский диалект;

тег. – тегинский говор березовского диалекта;

сург. – сургутский диалект.

В названиях диалектов и говоров по Н. И. Терешкину:

аг. – аганский говор сургутского наречия;

тр.-юг. – тромъюганский говор сургутского наречия;

у-аг. – усть-аганский говор сургутского наречия;

вах. – ваховские говоры вах-васюганского наречия;

юг. – юганский говор сургутского наречия.

В названиях диалектов по DEWOS:

Ahl – говор с. Берёзово (берёзовский диалект), по Алквисту;

DN – говор по верхней Демьянке (Irt.), по Карьялайнену;

DT – говор по нижней Демьянке (Irt.), по Карьялайнену;

Irt. – иртышский диалект (наречие), в т.ч. говоры: DN DT Fil. Kam. Ko. Koš. Ts. Tš;

J. – юганский диалект (Sur.);

Kaz.– казымский диалект;

KoP. – говор юрт Каменские на Конде (кондинский диалект), по Паасонену;

Kr. – говор юрт Красноярские на Конде (Irt,), по Карьялайнену;

O – обдорский диалект, по Карьялайнену, Алквисту, Папаи, Регули, Штейницу, Вологодскому;

Sy. – диалект по р. Сыня, по Штейницу, 1935;

Š – шеркальский диалект, по Штейницу, 1935; Trj. – тромъюганский говор (Sur.);

Mj. – говор по р. Малый Юган (Sur.), по Карьялайнену;

V – ваховский диалект;

Vj. – васюганский диалект;

V-Vj. – ваховско-васюганский диалект;

Ni – низямский диалект на Оби, по Карьялайнену.

Article metrics

Views:64
Downloads:1
Views
Total:
Views:64