Specifics of conveying the social phenomenon DEFICIT by means of a polycode text

Research article
DOI:
https://doi.org/10.60797/RULB.2024.53.3
Issue: № 5 (53), 2024
Suggested:
29.02.2024
Accepted:
10.04.2024
Published:
16.05.2024
175
0
XML
PDF

Abstract

The aim of the study is to examine the polycoded text as a tool that reflects the phenomenon of scarcity with the help of verbal and non-verbal components. The material of the study was the covers of the issues of the popular satirical publication of the Soviet Union and the Russian Federation – the magazine ‘Krokodil’ – for the first half of 1991. The main study methods are interpretative, conceptual, linguocultural and communicative-pragmatic approaches. The practical significance of the present research lies in the description by linguistic tools of the phenomenon of scarcity, since the polycode text includes a symbolic series reflecting the historical context. The analysis conducted by the authors can be used as a model for the study of a social problem or a certain historical period reflected in a polycode text.

1. Введение

Уникальный исторический процесс 80-х гг. прошлого века перестройка положил начало реформам ускорения, гласности и демократизации государственной и общественно-политической жизни. Ценностные установки граждан СССР подвергались влиянию демократического социализма, коммунистические идеи теряли значимость. В общественно-политической литературе внимание уделялось суверенитету и множественности политических движений, включая неформальные объединения

; данные изменения освещались в отечественных средствах массовой информации. Росло влияние изданий сатирической направленности, наиболее значимым становился жанр карикатуры.

Декодирование интенции авторов карикатур рассматриваемого периода нуждается в его обзоре. Перестройка – это смещение общего вектора модернизационных настроений с коммунистического на либеральный, что спровоцировало дискредитацию идей и практики социализма

. Данный период характеризовался финансово-экономическим кризисом: сокращением выпуском промышленной продукции, увеличением инфляции и государственной задолженности, нарушением денежного обращения, а конкретнее – дефицитом бюджета. Отмечался конфликт между ростом доходов и сбережений населения и нехваткой потребительских товаров. Данное экономическое состояние страны сопровождалось денежной реформой, в результате которой в 1991 г. накопления граждан аннулировались. В бытовой сфере наблюдался дефицит товаров повседневного пользования, что стало главной темой для советских СМИ
.

В контексте медиа-преобразований следует отметить такое явление, как гласность – открытость государственных учреждений и средств массовой информации. В эфирах радио и телевидения обсуждались ранее табуированные темы, среди которых были сталинские репрессии, привилегии правящей элиты, бюрократия, экология и половое воспитание. Как и ранее в СССР, пресса продолжала занимать лидирующую роль, и как наиболее доступное средство информирования граждан и трибуна власти, прежде всего подразумевала под собой поддержку государственного общественно-политического направления. В содержательном аспекте газетно-журнальная периодика вышла на новый уровень печати: в период перестройки была допущена критика существующего строя. Характерной чертой перестроечной прессы стала ее полемичность, «право голоса» получили простые граждане

.

Не стал исключением и наиболее известный сатирический журнал страны «Крокодил», который, как часть комплекса советского и российского политического дискурса, издавался в качестве приложения к газете «Правда». Во времена перестройки по политической принадлежности он относился к Коммунистической партии Советского Союза. В сентябре 2023 г. председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев выразил готовность возобновить тираж журнала «Крокодил».

В марте 1990 г. КПСС потеряла позицию правящей партии: в результате поправок в Конституцию СССР разрешалось создание других политических объединений. Карикатуристы изображали ситуации, связанные с переходным периодом от социализма к России 90-х гг. на политическом и социально-бытовом уровнях. Так, «Крокодил» в первую половину 1991 г. средствами карикатуры заявлял о недостатках перестроечного процесса, например, о дефиците – ситуации, при которой «спрос на товары или услуги превышает их наличное предложение»

.

Карикатура – это жанр искусства, «являющийся основной формой изобразительной сатиры и обладающий ясной идейной социально-критической направленностью»

. Карикатура рассматривалась в работах таких лингвистов, как Е.А. Артемовой
, А.С. Айнутдинова
, С.И. Симаковой
и других. Аспектами рассмотрения карикатуры являются визуальный, символьный и вербальный ряды и их взаимодействие. Вербальный компонент содержит образные средства, маркированную лексику, прецедентные феномены для выражения реакции общества на существующие проблемы. В современной лингвистике карикатура – жанр поликодового текста. Термин «поликодовый текст» ввели Г. В. Ейгер и В. Л. Юхт. Данное понятие подразумевает под собой тексты, в которых сочетается «естественный языковой код с кодом какой-либо иной семиотической системы (изображение, музыка и т. п.)»
. Карикатура как сатирический жанр включает «преувеличение и заострение характерных черт, неожиданные сопоставления и уподобления»
.

Ключевую роль в карикатуре играет связь идеологических установок и лингвистических средств

. Так, идеологическая составляющая подразумевает восприятие информации через призму социальных установок, которые подчиняются системе ограничений в соответствии с существующими нормами и правилами. Таким образом, в процессе восприятия поликодового текста карикатуры необходимо обратить внимание на транслируемые обществом взгляды и учитывать языковые особенности
.

Анализ поликодового текста подразумевает оценку того, как компоненты смысла распределяются между иконическими и вербальными элементами. Так, вербальное и невербальное могут полностью совпадать, совпадать частично или не совпадать друг с другом

. Компоненты карикатуры чаще всего строятся на частичной взаимосвязи или противоречии для достижения комического эффекта и формирования подтекста. При частичной взаимосвязи визуальный образ становится семиотически значимым благодаря текстовому сопровождению, и наоборот – вербальное обретает смысл за счет визуальных знаков. Текст в данном случае не дублирует изображенный объект, а реализует его значение, помещая в определенную ситуацию, например, при помощи диалога или констатации факта. Визуальные атрибуты, раскрывающие тему, могут быть преувеличены или приуменьшены посредством вербальной информации.

2. Материалы и методы исследования

Материалом исследования стали карикатуры – обложки сатирического журнала «Крокодил» за первую половину 1991 г., которые затрагивают феномен дефицита. Для декодирования замысла автора карикатуры использован метод послойного анализа поликодового сообщения:

– информационный повод и персоналии карикатуры;

– невербальный (визуальный) компонент, композиционные решения, семиотика цвета, анализ кинесики и жанрового своеобразия рисунка, параграфемных средств;

– вербальный (текстовый) компонент, анализ диалектных и экспрессивных языковых средств, языковой игры, корреляция изображения и высказывания;

– анализ аллюзивных и интертекстуальных компонентов

;

– взаимодействие визуального и вербального компонентов.

3. Результаты исследования

Исследование показало, что тема дефицита раскрывается в карикатурах

– посредством визуальной гиперболы;

– созданием комической ситуации при помощи, в том числе, аллюзии на исторические сюжеты, литературных героев и советский и постсоветский быт на изобразительном уровне;

– употреблением паремий, просторечий и языковой игры на вербальном уровне;

– реализации сатирической функции за счет корреляции вербального и визуального рядов.

Было отмечено, что изучение данного жанра поликодового текста в рамках социолингвистического направления предполагает рассмотрение знаков, которым свойственна конвенциональность. Кризис повлиял на восприятие обществом реалий, которые обсуждаются на страницах сатирического журнала: читателю необходимо понимать значение определенных кодов, обусловленных характером социального взаимодействия и уклада жизни. Например, некоторые объекты поликодового текста карикатур в период дефицита приобретают новое значение: продукты питания (мясо, колбаса, макароны и др.) и вещи первой необходимости становятся символом недоступных и ценных товаров, рубль утрачивает значение валюты и трансформируется в символ нестабильности, несостоятельности. Социальные факторы также повлияли на создание контекста, в который помещаются данные образы и герои карикатуры: авторы говорят о дефиците, представляя его атрибуты гиперболизировано. Так, например, важные для советского человека события или действия изображаются утратившими ценность в сравнении с желанием заполучить дефицитные продукты. В рамках поликодового текста особенную роль для представления дефицита играет корреляция ролей, социального статуса персонажей, стиль их речи и ситуаций, в которых они находятся. Герои карикатур – это не только рабочие или домохозяйки, но также медийные персоны, исторические личности, сказочные герои и животные. Данный прием позволяет аллюзивно обозначить конфликты в обществе как следствие дефицита.

Анализ показал универсальный характер феномена дефицита и наличие общих черт на уровне средств создания образности, представленности семиотических кодов и использования лексических единиц и грамматических конструкций.

4. Обсуждение

Тема дефицита раскрывается декодированием компонентов поликодового текста, которые образуют многоуровневую систему карикатуры. Так, в карикатуре, размещенной на обложке выпуска №7 (см. рис. 1), вышедшего в 1991 г.
, автор В. Луговкин выражает идею дефицита через макароны. Иконический ряд поликодового текста представляет собой сцену на кухне: пришедший домой муж передает две «макаронины» жене в присутствии всей семьи, что подчеркивает значимость момента, сопровождая это инструкцией: «Одну макаронину приготовишь к 8 марта, вторую – к 1 мая». Действие происходит на стандартной российской кухне начала 90-х гг. (газовая плита, бело-голубая плитка, деревянный пол, примитивные кухонная мебель и инвентарь). Герои карикатуры снабжены типичными для постсоветского быта элементами: у мужчины – сумка-авоська и шапка-ушанка, у женщины – кухонный фартук и бигуди, у дочери – ленты в косах. Символьный ряд карикатуры представлен кинесикой героев: недоуменный взгляд жены, дочери и кошки, а также потирание щеки женщиной объясняет расположенная под карикатурой фраза, принадлежащая мужу. Использование в вербальном компоненте разговорной лексической единицы «макаронина»
подчеркивает штучность дефицитного товара, которая развивается условием приготовления. Употребление словосочетаний «к 8 марта», «к 1 мая» является обращением к прецедентным феноменам национального уровня, поскольку указанные дни — праздники 8 марта, Международный женский день и 1 мая, День международной солидарности трудящихся – были любимы советскими гражданами. Взаимодействие иконического и вербального рядов является комплиментарным, поскольку изображение без подписи не выполняет сатирической функции – высмеивание дефицита, и подчеркивает значимость карикатуры, которая строится на нарушении пропорций: семья большая, а количество продукта – маленькое.
Обложка журнала «Крокодил» №7

Рисунок 1 - Обложка журнала «Крокодил» №7

Примечание: 1991 г

Макароны не раз появляются в карикатурах журнала как символ ценного и дефицитного продукта. Например, они фигурируют на карикатуре, размещенной на обложке декабрьского выпуска журнала «Крокодил» в 1991 г. (см. рис. 2)
. Условия, в которых реализуется идея дефицита макарон – это стадион, где идет хоккейный матч. Надпись «Кто-то из зрителей бросил пакет макарон» поясняет, почему матч прервался – игроки в хаотичном порядке набрасываются друг на друга, собирают макаронные изделия по всему стадиону. Явление дефицита в данном случае раскрывается за счет гиперболизации: спортивное мероприятие оказывается менее важным, чем еда. Уровень значимости последнего позволяет определить сцена драки не из-за забитой шайбы, а из-за дефицитного продукта. На второй план также отходит ценный спортивный инвентарь, который разбросан по всей площади стадиона. Также можно заметить, судьи, расположенные в правом углу карикатуры, не препятствуют возникшему конфликту.
Экономические и социальные реалии мотивировали введение новой лексики. Мы отмечаем употребление в вербальном компоненте текста словосочетания «пакет макарон», характерное для языка периода перестройки. В СССР макароны продавали в картонных коробках. Под пакетом же понимается емкость из полиэтиленового материала, который стал наиболее распространен в 90-е гг. за счет его дешевизны. Стоит также отметить, что макароны на карикатурах имеют один обобщенный вид (трубчатые) и единое название макароны. Таким образом, лексическая единица макароны номинирует родовое понятие (правильнее – макаронные изделия, поскольку макароны – это один из видов макаронных изделий). Видовое представление макарон (например, филинни, панне, фузилли или русские единицы рожки, бантики, лапша и т.д.) отсутствует, что указывает на еще одну особенность периода дефицита: никто не заботился о разнообразии продукта, было важно заполучить то, что есть в наличии.
Обложка журнала «Крокодил» №35

Рисунок 2 - Обложка журнала «Крокодил» №35

Примечание: 1991 г

Цены на продукты в период перестройки – популярная тема, которая нашла отражение в карикатурах журнала «Крокодил» и представила проблему дефицита с финансовой точки зрения. Так, на обложке июньского номера (16) мы видим карикатуру И. Новикова и Т. Зеленченко, на которой изображены цирковая арена и выступающие на ней львы (см. рис. 3)
. Авторы переносят человеческие эмоции на кинесику персонажей карикатуры – животных-хищников, употребляющих сырое мясо: львы охвачены яростью, бешенством. Прием олицетворения во взаимодействии с вербальным компонентом «Это они узнали о новых ценах на мясо…» описывает отчаянное и возмущенное состояние людей, которые столкнулись с повышением цен на мясные продукты. Стоит отметить, что сам визуальный компонент, отображающий мясо, отсутствует. Ощущение нехватки продукта мотивировано корреляцией текстового компонента и невербальной коммуникацией персонажей. Вербальный ряд представлен репликой, которую можно воспринять как часть диалога: [Почему львы взбесились?] – Это они узнали о новых ценах на мясо… Ответ завершен многоточием, т.е. у рассматриваемой темы есть продолжение.
Обложка журнала «Крокодил» №16

Рисунок 3 - Обложка журнала «Крокодил» №16

Примечание: 1991 г

На обложке выпуска №21 Н. Белевцев изобразил двух героев – мужчину и медведя (см. рис. 4)
. В визуальном ряду не обнаруживаются маркеры, которые указывали бы на конкретное помещение, в котором находятся герои. Представленное пространство говорит об отсутствии жизненно необходимых каждому человеку благ. Мужчина одет в схематично изображенную одежду: брюки, куртка, ботинки. Ненадлежащее состояние этих элементов передают дыра на колене, заплатки на локтях, оторванная подошва обуви. Мы можем заметить, что человек сидит в неестественной позе, пытаясь подтянуть ногу как можно ближе к лицу. В качестве вербального компонента используется фраза, которая принадлежит медведю: «– Показываю еще раз!». Данное высказывание подсказывает читателю, что медведь учит человека сосать лапу, чтобы пережить голод. В изображение лаконично вписана паремия «сосать лапу», которая означает ‘жить без средств к существованию, довольствоваться малым’
или ‘жить бедно, впроголодь’
. Данная фразеологическая единица ассоциируется именно с медведем благодаря народным поверьям о том, что во время спячки это животное сосет лапу для преодоления зимнего голода.
Взаимодействие текстового и визуальных компонентов, подчеркивающих бедственное положение человека, указывает не только на отсутствие средств к существованию, но и соотносят условия жизни человека и животного. Расположение героев в равных позициях говорит об их идентичном статусе, что объясняет безысходность ситуации и отражает снижение социального статуса человека. Наречие «еще раз», имеющее значение ‘вновь, опять’
, констатирует факт повторяющегося действия, процесса. Так, человек учится повадкам животного для того, чтобы выжить в период дефицита.
Обложка журнала «Крокодил» №21

Рисунок 4 - Обложка журнала «Крокодил» №21

Примечание: 1991 г

5. Заключение

Реформы начала 1990 гг. повлияли на все сферы жизни советских граждан. Политические, экономические и социальные изменения повлекли за собой не только открытость ранее запрещенных ресурсов и смягчение цензуры, но и социально-бытовые проблемы, среди которых – нехватка средств существования и голод. В сатирическом журнале «Крокодил» тема дефицита рассматривалась при помощи карикатуры. Возможности поликодового текста позволили выразить редакционное мнение в рамках партийной принадлежности журнала, передать социальные изменения с позиции постсоветского общества, которое столкнулось с проблемой кризиса. Тема дефицита раскрывается на страницах журнала посредством гиперболы, аллюзии, сравнения, противопоставления. Компоненты карикатуры распределяются между собой таким образом, чтобы сформировать подтекстовую информацию, декодируемую в рамках представленного социального явления. В период перестройки возникли новые языковые единицы, характеризующиеся конвенциональностью. Читателю необходим навык декодирования определенных кодов, обусловленный социальным опытом и укладом жизни. Используемые атрибуты помогают воссоздать бытовые сцены, смену социальных статусов героев и объяснить последствия кризиса. Лаконичность вербального компонента позволяет реализовать идеи авторов в контексте времени. Вышеперечисленные компоненты составляю специфику поликодового текста в главном сатирическом журнале СССР.

Article metrics

Views:175
Downloads:0
Views
Total:
Views:175