PREDICATIVE ATTACHED QUESTIONS IN THE SENTENCE OF VICTORIAN FICTION TEXTS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2022.31.29
Issue: № 3 (31), 2022
Suggested:
2022-06-29T11:41:23.000833+05:00
Accepted:
2022-07-04T10:50:31.672039+05:00
Published:
2022-07-11T14:18:01.321264+05:00
153
9
XML PDF

Abstract

The article is dedicated to the study of clauses with an attached question in order to identify their diversity in the dialogue fiction texts of the mid-19th century and to determine its sources. Sentences with predicate attached structures - canonical, like He is a student, isn’t he? and non-canonical, like He is a student, you say? are analyzed. The material for the analysis is selected from works by English authors (C. Dickens, Ch. Bronte, B. Disraeli, W. Collins, E. Trollop, E. Gaskell, etc.) from the period of 1830-1880. The discussion includes lexical and grammatical characteristics of clauses (the composition of the attached question and the word order of it, especially the auxiliary part), as well as some of their stylistic features (a combination of an attached question with other pragmatic markers, ways of forming clauses in the text); no detailed study of this kind of specifics has previously been conducted. The results can be used for lectures on the disciplines of «History of the English Language», «Stylistics», in the practice of oral and written language, as well as in research in the field of historical syntax.

1. Введение

Период так называемого Викторианского века хронологически совпадает с годами правления королевы Виктории (1837-1901 гг.) [1, С. 954]). В это время английская литература переживает новый подъем [2, С. 3], обогащаясь произведениями Чарльза Диккенса, сестер Бронте, Бенджамина Дизраэли, Элизабет Гаскелл, Уильяма Коллинза, Энтони Троллопа и многих других знаменитых писателей.

Для исследователя разговорной диалогической речи разных исторических эпох тексты созданных в Викторианский период произведений представляют значительный интерес, поскольку авторы достигают высокой степени мастерства при передаче диалогов действующих лиц, стремясь сделать их речь максимально живой.

Ранее мы анализировали грамматические конструкции диалогической речи из художественных текстов среднеанглийского, ранненовоанглийского периодов, эпохи Просвещения [3], [4], [5]. В настоящей работе обратимся к текстам, созданным в первой половине XIX в. и рассмотрим разнообразие конструкций с присоединенным вопросом, которые авторы включали в реплики диалогов своих персонажей. Особое внимание к произведениям этого периода обусловлено тем, что, в соответствии с данными, полученными Г. Тотти и С. Хоффман, частотность употребления конструкций с присоединенным вопросом к середине XIX в. достигает наибольших значений в текстах драматического характера по сравнению со всеми предшествующими периодами (начиная с конца XV в., поскольку первый расчлененный вопрос засвидетельствован в пьесе, созданной в 1497 г. [6, С. 132, С. 135]), в этой связи предположим, что в художественных текстах фиксируются разнообразные формы конструкций с присоединенным вопросом, максимально приближенные к реальной речи современников авторов.

Поскольку конструкция с присоединенным вопросом широко распространена в речи разных стилей текущего периода, исследователи уделяют значительное внимание изучению их функционирования на современном этапе. Рассмотрению такого рода синтаксических построений с позиций исторического развития уделяется гораздо меньшее внимание. Некоторые разновидности конструкций с присоединенным вопросом из художественных произведений XIX в. изучались с точки зрения особенностей английского коммуникативного поведения [7], корпусной лингвистики [6], исторического синтаксиса [8], наряду с другими явлениями языка и речи. Детального исследования их лексико-грамматических характеристик не производилось.

2. Методы и принципы исследования

Фрагменты драматических произведений, романов английских писателей, отражающие прямую речь персонажей, созданных в период 1830-1880 гг., а также научная литература по теме изучались и описывались с привлечением методов лингвистического исследования языковых фактов, сплошной выборки, сравнительно-сопоставительного анализа материалов одного языка (английского), лингвистического описания.

3. Обсуждение

Для удобства анализа обнаруженные в изученных текстах конструкции с присоединенной предикативной структурой отнесем к двум группам. В первую группу войдут конструкции, в которых присоединенная клаузема имеет лексико-грамматическую зависимость от присоединяющей (опорной), в конструкциях второй группы такая зависимость присоединенного предложения от присоединяющего проявляется частично или не проявляется. Разные исследователи называют присоединенные вопросительные части подобных двух групп регулярными или нерегулярными [9, С. 256-257], [10, С. 231-233], каноническими или неканоническими [11, С. 283], вариантными или невариантными [12, С. 814]. В нашей работе, придерживаясь терминологии авторов [11], будем применять названия «канонические» и «неканонические» не только для присоединенных структур, но и для  конструкций, соответственно, первой и второй групп.

В первой группе выделим разновидности в зависимости от того, повторяется ли глагол, образующий сказуемое опорной части, в присоединенной, или он представлен глаголом-заместителем сказуемого присоединяющего предложения. Также примем во внимание повторение подлежащего опорной части в присоединенной, или же его замену на подходящее по смыслу личное местоимение.

Для удобства анализа обнаруженные в изученных текстах конструкции с присоединенной предикативной структурой отнесем к двум группам. В первую группу войдут конструкции, в которых присоединенная клаузема имеет лексико-грамматическую зависимость от присоединяющей (опорной), в конструкциях второй группы такая зависимость присоединенного предложения от присоединяющего проявляется частично или не проявляется. Разные исследователи называют присоединенные вопросительные части подобных двух групп регулярными или нерегулярными [9, С. 256-257], [10, С. 231-233], каноническими или неканоническими [11, С. 283], вариантными или невариантными [12, С. 814]. В нашей работе, придерживаясь терминологии авторов [11], будем применять названия «канонические» и «неканонические» не только для присоединенных структур, но и для  конструкций, соответственно, первой и второй групп.

В первой группе выделим разновидности в зависимости от того, повторяется ли глагол, образующий сказуемое опорной части, в присоединенной, или он представлен глаголом-заместителем сказуемого присоединяющего предложения. Также примем во внимание повторение подлежащего опорной части в присоединенной, или же его замену на подходящее по смыслу личное местоимение.

Глагол и местоимение без изменений повторяются из присоединяющей части в присоединенной в конструкциях He will have it, will he? [13, С. 77], I am nonsense, am I? [14, С. 82] и What! you have seen her already, have you? [15, С. 135], в которых сказуемое присоединенной структуры образовано, соответственно, модальным, связочным и вспомогательным глаголами. Внутри каждого варианта существуют разновидности, основанные на «полярности» – присутствии или отсутствии в присоединенной и присоединяющей частях конструкции отрицательной частицы. Наблюдаем разновидности +/–, с отсутствием отрицательной частицы в опорном предложении, но ее употреблении в присоединенной части, как  I ought to take you, oughtn’t I? [16, С. 143] Why, he is here – isn’t he? [17, С. 371)] и –/+, с отрицанием только в опорной части, как You don’t like struggling and fighting as your father does, do you? [18, С. 132].

Разновидность со словами-заместителями представлена вариантами конструкций с замещением знаменательного глагола опорной части, как в примере You hate poetry, do you? [19, С. 22], предложения с противоположной «полярностью» клаузем также используются: You know his house, don’t you? [15, С. 143].

В конструкции My son wouldn’t be a doctor, would he? [20, С. 563] наблюдаем замену группы подлежащего my son на личное местоимение he, а в конструкции Miss Myrnie told you so, did she? [20, С. 573] словами-заместителями представлены как подлежащее, так и сказуемое присоединенной части.

Отметим, что в присоединенном вопросе с отрицанием единый порядок слов соблюдается только при сокращении частицы, в этом случае она размещается при глаголе. Если употреблены полные формы слов, то единый порядок слов отсутствует, частица обнаруживается в постпозиции от глагола I think I invented one, did not I? [21, С. 156], или в постпозиции от местоимения: We all want a friend, do we not? [22, С. 202].

В конструкциях второй группы глагол-сказуемое и/или местоимение-подлежащее присоединенной клауземы не соответствуют составляющим присоединяющего предложения. Источников такого несоответствия может быть несколько. Так, например, чисто логические причины лежат в основе выбора местоимения-подлежащего в конструкции  Hetty would like to eat a Prince; wouldn’t you? [23, С. 629], в которой наблюдаем присоединенное wouldn’t you при возможном каноническом  would she/wouldn’t she, поскольку в опорном предложение речь идет об одном человеке, а присоединенная часть обращена к другому.

Одной из причин существования неканонических конструкций являются устойчивые речевые привычки современников автора. Примером отражения таких привычек может служить употребление присоединенной клауземы don’t he при возможном каноническом варианте doesn’t he в конструкции Your father breaks horses, don’t he? [15, С. 11], а также включение в присоединенные части конструкций You’re a Protestant, an’t you? [24 , С. 294] и You’re on the Tight-Jeff, ain’t you? [15, С. 36] сочетаний an’t и ain’t при возможном каноническом aren’t.

В текстах обнаруживаются конструкции, в которых автор показывает речевые характеристики отдельных персонажей, детализируя особенности произнесения некоторых слов, в том числе и входящих в состав присоединенных вопросов, как наблюдаем, например, в предложениях Thou’s heerd me tell it, hastn’t ta? [25, С. 122] и Yo’ve not been wanting to go long, han’ yo’? [25, С. 176].

В формировании присоединенных структур второй группы находят отражение и тенденции, уже сложившиеся в предшествующие исторические периоды. Употребление присоединенных вопросительных клаузем, построенных на основе глаголов say, see, hear, think, фиксируется в источниках XVI-XVII вв. [4, С. 816] и XVIII в. [5, С. 161]. Авторы XIX в. также привлекают подобные структуры для построения конструкций. Разнообразие в них достигается за счет порядка слов, инвертированного или прямого, с вынесением вперед глагола или местоимения, как, соответственно, в предложениях Would a bottle of that do her good, think you? [18, С. 153] и Thee and him had words about it, and thou telled him thy mind, thou said? [25, С. 460]. Для построения присоединенного вопроса может привлекаться и вспомогательный глагол: Brush my hat and coat, and call a coach, do you hear? [26, С. 218].

Ко второй группе также отнесем конструкции, в опорной части которых отсутствует подлежащее и/или сказуемое, тогда как в присоединенной части присутствуют оба главных члена. Разновидность с императивом в опорном предложении включает в качестве присоединенного вопроса структуру с модальным глаголом can или will: Take this to the kitchen, will you? [23, С. 662]. Достаточно распространена разновидность конструкций с эллиптическим опорным предложением Thursday, was not it? [13, С. 87], в которой не проговариваемая часть идущего первым предложения (в нашем примере It was) лежит в основе построения присоединенной структуры.

Присоединенная часть конструкции, не зависимо от ее принадлежности к первой или второй группе, может быть дополнена прагматическими маркерами, предикативными или непредикативными. Такие маркеры размещаются в пре- или постпозиции от присоединенного вопроса. Наиболее характерно употребление обращения: You have told me so, father. Have you not? [15, С. 100], You loved her dearly, did you not, Molly? [13, С. 325]. Помимо существительного-обращения, присоединенный вопрос иногда сопровождается маркером наречного характера, как, например, слово then, расположенное на границе опорной и присоединенной частей конструкции Mrs. Varden is the elderly lady, then, is she? [24, С. 139], а в конструкции I must not go any farther, I think, must I? [27, С. 288] такое же положение занимает предикативный маркер I think. Пример A wild ass or zebra would be too tame for you, wouldn’t he, eh, sir? [24, С. 109] иллюстрирует размещение дополнительных элементов, представленных междометием-восклицанием eh и обращением sir, в постпозиции от присоединенной предикативной части.

Исследователи современной речи указывают на то, что присоединяющая часть представлена повествовательными, вопросительными или императивными [28, С. 139] и восклицательными [10], [29] предложениями. В исследуемый нами период все варианты перечисленных опорных структур также употребляются. В приведенных выше примерах можно видеть вопросительные, повествовательные и императивные предложения в составе присоединяющей части. Восклицательная how-структура формирует опорное предложение в конструкции How well your frock fits behind! Does it not? [30, С. 747].

Наиболее характерное место для присоединенного вопроса – концовка конструкции. Возможно также расположение внутри конструкции, если опорное предложение сложное и присоединенный вопрос отнесен к клауземе, расположенной первой, как в примере We none of us know – do we? – how soon we may want a friend? [31, С. 261].

Особенности оформления изучаемых конструкций в тексте связаны, прежде всего, со знаками препинания, окружающими присоединенный вопрос. Для отделения присоединяющей клауземы от присоединенной некоторые авторы используют не только запятую, но и тире That’s Gertrude – is it? [16, С. 39], двоеточие I can steer very well, mamma: can’t I, Herry? [16, С. 239], точку с запятой Outerman, I suppose; isn’t it? [16, С. 339], точку You have told me so, father. Have you not? [15, С. 100]. Размещение авторского комментария на границе клаузем, как, например, в отрывке “That is a puzzler,”said she, “isn’t it?” [17, С. 200], является широко употребляемым приемом в изучаемый период. Финал конструкции оформляется не только вопросительным знаком, но и, по индивидуальному выбору автора, точкой или восклицательным знаком I entered a’purpose, didn’t I! [24, С. 295].

4. Заключение

В статье рассмотрено разнообразие конструкций с присоединенным вопросом из художественных текстов XIX в., представляющих диалогическую речь. Источниками разнообразия служат следующие факторы: лексический состав присоединенного вопроса и порядок слов в нем; степень выраженности лексико-грамматической связи присоединенного и присоединяющего предложений; коммуникативный тип предложения, составляющего присоединяющую часть; степень сложности присоединяющего предложения; пунктуационное оформление конструкции; возможности сочетания присоединенного вопроса с предикативными и непредикативными прагматическими маркерами.

Article metrics

Views:153
Downloads:9
Views
Total:
Views:153