Metaphorization as a Source of Emergence of Some Medical Terms in Modern German

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2024.50.9
Issue: № 2 (50), 2024
Suggested:
09.01.2024
Accepted:
25.01.2024
Published:
09.02.2024
79
1
XML
PDF

Abstract

Medicine is one of the oldest sciences, therefore, at the same time with its development, the terminology of medicine was improving and becoming more complex. Any field of science and technology is represented in terms. Medical terminology is a special layer of the vocabulary of a particular language, it has its own structural and semantic, word-formation, stylistic features that make it a separate subsystem of the language.

This article analyses medical terms that emerged as a result of metaphorization. Firstly, nouns, namely compound nouns from the neutral layer of the language, are subjected to metaphorization. The process of metaphorization is based on external rather than essential traits. The analysed terms denote human organs and body parts, diseases, symptoms of diseases, medical manipulations, medical instruments. The results of the study show that metaphorization is one of the most important sources of replenishment of medical terminology.

1. Введение

Лексическая система любого языка включает в себя терминологию, т.е. совокупность терминов, употребляемых в какой-либо области науки, техники, искусства и т.д.

Термин (лат. terminus – предел, граница) – слово или словосочетание, обозначающее какое-либо понятие из разных областей знаний. Термины стремятся к однозначности, т.к. должны точно выражать понятия и называть вещи. На это указывал А.А. Реформатский, он определял основные признаки термина следующим образом: «Термин не нуждается в контексте, как обычное слово, пока он

1) член определенной терминологии, что и выступает вместо контекста,

2) может употребляться изолированно,

3) для чего и должен быть однозначным не вообще в языке, а в пределах данной терминологии»

Роль терминов в процессе познания действительности исключительно велика. Их смысловое «наполнение» изменяется в связи с развитием отдельных отраслей человеческого знания, Р.А. Будагов писал в связи с этим: «Точное знание того или иного явления природы или общества требует такого же точного знания его названия-термина. Наука порождает и соответствующие термины, но, порождая их, она сама продвигается вперед по мере установления точного смысла самих терминов»

.

Медицинская терминология очень богата и разнообразна, немецкий язык обладает большим количеством терминов греческого и латинского происхождения, в настоящее время в результате глобализации немецкую медицинскую терминологию пополнили англоязычные термины. Еще одним важным источником обогащения этого лексического пласта является метафора.

Объектом исследования является медицинская терминология. Предмет исследования – медицинские термины, возникшие в результате метафоризации; механизм и особенности их создания.

Метод исследования – извлечение необходимого лексического материала посредством сплошной выборки с дальнейшим анализом метафорического механизма их образования. В качестве источника анализируемых терминов использовался Немецко-русский медицинский словарь

.  

2. Основные результаты

Метафора (греч. metaphora – перенесение) – троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т.д., для характеризации или наименования объекта, аналогичного данному в каком-либо отношении

. Метафора родственна сравнению, но она более выразительна, ее основная цель заключается в придании речи большей риторической силы и красоты.

Но терминология прежде всего должна четко и ясно характеризовать определенные явления и их свойства, обозначать понятия специальной области знания или деятельности. Таким образом, образованные в результате метафоризации термины, имеют номинативную функцию, им чужда эмоциональная окраска, свойственная метафорическим номинациям в разговорной речи и художественной литературе.

В.Н. Телия подчеркивает, что основным параметром метафоры является ее антропометричность. «Антропометричность выражается в том, как уже отмечалось выше, что сам выбор того или иного основания метафоры связан со способностью человека соизмерять всё новое для него (в том числе и реально несоизмеримое) по своему образу и подобию или же по пространственно воспринимаемым объектам, с которыми человек имеет дело в практическом опыте»

.

Как раз создание медицинских терминов посредством метафоризации наглядно показывает эту способность человека «соизмерять несоизмеримое» с чем-то известным, наглядным, воспринимаемым человеческими чувствами.

Далее мы хотели бы представить некоторые метафорические наименования, используемые в немецкой медицинской терминологии.

Они, в частности, представлены словосочетаниями, описывающими разные виды болей. В этих конструкциях характер боли обозначается глагольными формами и прилагательными в метафорическом значении: abklingende Schmerzen – стихающие боли, ausstrahlende Schmerzen – иррадиирующие боли,  bohrende Schmerzen –  сверлящие боли, brennende Schmerzen – жгучие боли, gürtelförmige Schmerzen – опоясывающие боли, stechende Schmerzen – колющие боли, stumpfe Schmerzen –  тупые боли, ziehende Schmerzen – тянущие боли. 

Базовое существительное Knäuel – комок, моток в словосочетании hysterisches Knäuel  истерический комок в горле употреблено в словосочетании в переносном метафорическом значении.

В немецкой медицинской терминологии функционирует много сложных существительных с метафоризованным базовым существительным, определяющее существительное может называть орган или состояние. Композиты данного вида могут обозначать органы, болезни, симптомы, состояния: Halsbräune – ангина, Hirngewölbe – свод головного мозга, Bauchfell – брюшина, Schlaftiefe – глубина сна, Hirngrund – основание головного мозга, Oberarmbeinhals – шейка плеча, Luftröhre –  трахея, Lufthuger – недостаток воздуха, Ohrläppchen – мочка уха, Ohrknötchen – ушные узелки, Ohrmuschel – ушная раковина, Linsenkern – 1) ядро хрусталика, 2) чечевицеобразное ядро мозга; Schulterblatt – лопатка, Fingerwurm – панариций. 

Встречаются композиты, у которых наблюдается метафоризированный первый компонент, он указывает на сходство с предметом, явлением из другой сферы: Löwengesicht – «львиное» лицо при лепре, Lückenschädel – «дырчатый» череп (костные дефекты в черепе при пороках развития), Affenspalte – «обезьянья щель» (порок развития головного мозга), Hundemensch – человек, страдающий гипертрихозом, Katzenpupille – «кошачий» зрачок, Bierherz – «пивное сердце», Blitzfigur – «фигура молнии» (рисунок ожога кожи молнией), Bombensyphilid – сифилид в виде разрыва бомбы, Bärenkrankheit – «медвежья болезнь», Pfeilsonde – стреловидный зонд, Flügelmuskel – крыловидная связка, Knollbein – слоновсть нижней конечности, Korallenstein – коралловидный камень почечной лоханки, Schilddrüse – щитовидная железа, Schneckenmagen – улиткообразный желудок, Schnabelspekulum – клювовидное зеркало, Schnürnaht – кисетный шов, Schollenmuskel – камбаловидная мышца, Grünholzbruch – перелом кости по типу «зеленой ветки», Wellenschnitt – волнообразный разрез.

Приведенные выше композиты были образованы внутри медицинской терминологии, а не в результате переосмысления лексем нейтрального слоя языка. Они однозначны, исключают иную интерпретацию. Функционирование и механизм создания данных терминов еще раз подтверждают мысль Л.П. Крысина о том, что «Специальная терминология обычно "покрывает" всю данную область наук или техники: все основные понятия, идеи, отношения получают своё терминологическое наименование ... Здесь действует тенденция, с одной стороны, к устранению дублетов и многозначных терминов, а с другой – к установлению строгих границ термина и четких отношений его с остальными единицами, образующими данную терминологическую систему»

. Механизм образования сложных существительных-терминов подкрепляет высказывание немецкого лингвиста Г. Бринкманна о том, что они (композиты) являются лексемами более высокого порядка и неразложимы на отдельные составляющие: «Sie (Zusammensetzungen) müssen vielmehr nach Bildung und Bedeutung als Ganzes verstanden werden, und zwar als ein Wort höherer Ordnung, das man darum nicht als sekundäres Wort bezeichnen sollte. Das Grundwort benennt ein ganzes Feld, und das Vorderglied sagt, unter welchem Gesichtspunkt eine Erscheinung dieses Feldes gesehen und gesondert ist»
.

Однако немецкая медицинская терминология располагает лексемами, которые «пришли» в нее из нейтрального сегмента языка и употребляются как  термины в метафорическом значении: Balken des Gehirns – мозолистое тело мозга, Haube – покрышка среднего мозга, Knolle – нарост, Sporn – шпора, Schleier –  завеса перед глазами,  Gewebe – ткань, Schnecke – улитка ушного лабиринта, Schlauch – мягкая трубка, жгут, Stumpf – культя, Fliege – мушка, Pfropf – тампон, Ei – яйцеклетка, Frucht – плод, Schnur – 1. Пуповина, 2. Канатик, 3. Хорда; Flechte – лишай, Wurzel – 1. Корень зуба, 2. Корешок; Kerbe der Hornhaut – борозда роговицы, Kern – ядро, Rinde – кора головного мозга, Star – катаракта, therapeutisches Fasten – лечебное голодание, sehniger Ring – сухожильное кольцо, Rose – рожа (болезнь), rachitischer Rosenkranz – рахитические «четки», Mandel – миндалина, Mund – маточный зев, Zelle – клетка, Zacke – зубец на ЭКГ, Kammer – 1. Полость, 2. Желудочек, 3. Камера глаза; Hülle –  оболочка, Kanal – канал, Hammer – молоточек (слуховая косточка), Band – 1. Связка, 2. Повязка, бандаж.

Таким образом, можно заключить, что при образовании медицинских терминов нейтральные слова также активно вовлечены в процесс метафоризации. Их новое лексическое значение объясняется переосмыслением исходного значения слова, связанного с определенными ассоциациями: «Обычно переосмысление значения общелитературного слова и добавление к нему нового лексического значения происходит на основе стандартных ассоциаций, возникающих у человека при попытке обозначить новое открытие или явление. Значительную роль в этом процессе играет отождествление признаков вновь обозначаемого понятия с уже имеющимися в подсознании человека типичными признаками предметов, явлений или процессов» 

.

Метафора является одним из эффективных способов обогащения лексики стоматологии, на это указывает в своей работе Ю.В. Плоцкая

. Она также подчеркивает особую роль метафоры в процессе коммуникации между врачом и пациентом, которая заключается в облегчении общения во время лечения. «Прозрачность мотивировки метафорического термина позволяет неспециалисту понять смысл того или иного стоматологического понятия (Rachenring – заглоточное кольцо), догадаться о назначении инструмента (Abdruckslöffel – ложка для снятия оттисков) или способе манипуляции (Leitungsanästhäsie – проводниковая анестезия)»
.

В.М. Лейчик, характеризуя термины, возникшие в результате метафорического или метонимического переноса, обращает внимание на тот факт, что мотивация при этом основывается на случайном признаке: «... когда объект назван так или иначе на базе метафорического или метонимического переноса названия. В этих случаях в основе мотивации может оказаться и вовсе случайный признак. Таким образом, терминоведение, в противоположность логике, оперирует понятием отличительного признака объекта, а не существенного – несущественного»

3. Заключение

В результате анализа определенного объема немецких медицинских терминов можно сделать следующие выводы: тематические группы, в которых представлены данные термины, называют органы человека, симптомы заболеваний, заболевания, медицинские манипуляции, предметы, с помощью которых эти манипуляции выполняются.

Процесс метафоризации затрагивает прежде всего существительные. Термины, образованные в результате метафоризации, можно разделить на две группы: сложные существительные и корневые слова. Следует подчеркнуть, что подвергаться метафоризации может базовая или определяющая часть сложного существительного. Корневые существительные, представленные в нейтральном слое языка, также активно используются немецкой медицинской терминосистемой и, вовлекаясь в нее, получают специфические, узкие значения.

Article metrics

Views:79
Downloads:1
Views
Total:
Views:79