TOPONYMIC SPACE OF GLAZOV TEXTS BY V.G. KOROLENKO: RESULTS OF CONTENT ANALYSIS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2023.47.23
Issue: № 11 (47), 2023
Suggested:
16.10.2023
Accepted:
25.10.2023
Published:
09.11.2023
432
10
XML
PDF

Abstract

The article analyzes the complex of literary texts by writer V.G. Korolenko about the district town of Glazov, Vyatka province, in 1879. The purpose of the study is to analyze the onomastic space of artistic works of the Glazov cycle, necessary for further studying the writer’s linguistic personality. Using a specially created computer program, the texts of the works are analyzed and the dictionary of proper names is obtained, indicating the frequency of their use. The subspace of toponyms is studied separately; their ranking by frequency of use by the author made it possible to identify the core, perinuclear space, near and far peripheries of the toponymic space of the analyzed works. The study of the artistic toponymy of the Vyatka region allows us to identify the features of the writer’s style, with a clearly expressed localographic bias in his creativity.

1. Введение

Вятская ссылка В.Г. Короленко (1879–1880 гг.) явилась важным этапом в формировании его мировоззрения, гражданской позиции, эволюции творчества. Региональный и этнокультурный колорит цикла произведений писателя о Глазове и его жителях проявляется на всех уровнях формы и содержания, в том числе и в ономастическом пространстве, отражающем языковую картину мира автора. Оно образуется из совокупности всех собственных имен, использованных В.Г. Короленко, и является неотъемлемой составляющей лексического пространства глазовского цикла. Ономастикон вместе с совокупностью нарицательных существительных, а также других частей речи образует языковое пространство произведения

,
. Изучение ономастического пространства позволяет охарактеризовать языковую личность автора. Это обуславливает актуальность обозначенной проблемы.

Объектом настоящего исследования является топонимия художественных произведений В.Г. Короленко, составляющих «глазовский цикл»: очерки «Собор с зароком» и «Ненастоящий город», повесть «Глушь» и главы романа «История моего современника» (Т. II, Ч. 5. «Ссыльные скитания»)

.

Цель исследования: изучить топонимическое пространство художественных произведений В.Г. Короленко, созданных на основе биографических впечатлений от его пребывания в глазовской ссылке, что поможет представить специфику стиля автора. Методологической основой исследования являются изыскания по короленковедению

,
,
,
 труды по ономастике
,
,
,
, а так же работы по компьютерной лингвистике
,
.

2. Методы и принципы исследования

В работе используются следующие методы исследования: биографический, культурно-исторический, социологический, лингвистический, местнографический

,
. Вместе с ними применяются компьютерные технологии
,
,
, упрощающие автоматическое выявление и подсчет всех онимов, их классификацию, статистическую обработку результатов, построение  диаграмм. Все это способствует получению полной и объективной информации об анализируемом тексте, позволяет наглядно представить результаты исследования.

Для автоматического поиска собственных имен в художественных текстах использовалась компьютерная программа, написанная в среде ABCPascal. Она анализировала текст и сохраняла в выходном файле слова, начинающиеся с заглавной буквы. Получившийся файл обрабатывали с помощью интернет-ресурса advego.com, который преобразует каждое слово в начальную форму и подсчитывает общее число упоминаний. Затем из него удаляли нарицательные существительные и другие слова так, чтобы остались только имена собственные. Из получившегося глоссария онимов выделили список топонимов, входящих в рассматриваемые произведения; для каждого слова определили  общее число упоминаний n. Список топонимов упорядочили и проранжировали; это позволило выявить ядро, околоядерное пространство и периферию топонимического подпространства.

3. Основные результаты

Глоссарий онимов позволил получить общую характеристику ономастического пространства глазовских произведений В.Г. Короленко и дать их типологизацию. Всего было выявлено 146 уникальных собственных имен при общем количестве упоминаний 702. Их среднее число употреблений Kср= 702/146 =4,81. Все онимы можно разделить на следующие категории:

1) мужские имена, отчества, фамилии – 91 уникальных имени, 513 употреблений, Kср=5,64;

2) женские имена, отчества, фамилии – 11 уникальных, 52 употреблений, Кср=4,73;

3) топонимы (ойконимы, урбанонимы, гидронимы) – 38 уникальных, 129 употреблений, Кср=3,39;

4) другие собственные имена – 6 уникальных, 8 употреблений. Русские онимы преобладают над иностранными, которые оказываются в абсолютном меньшинстве – 14 упоминаний.

Антропонимы употребляются автором в 4,34 раза чаще топонимов, что объясняется, несмотря на номинации двух произведений по месту действия («Ненастоящий город» и «Глушь»), большей сосредоточенностью автора на людях: их взаимоотношениях, поступках, мыслях, разговорах и т.д.

Охарактеризуем подпространство топонимов. В анализируемых текстах обнаружено 37 топонимов, в числе которых присутствуют слова, обозначающие страны (Россия, Турция), названия областей, административных округов и иных территориальных единиц (Сибирь, Вятская губерния, Чердынский уезд), названия населенных пунктов – ойконимы: (Афанасьевское село, Берёзовские Починки, Вятка, Глазов, Москва, Петербург,  Ярославль), урбаноним – Слободка, гидронимы, обозначающие водоёмы: реки и море (Волга, Днепр, Кама, Хвалынское море, Чепца) и т.д. Эти географические ориентиры придают описываемым событиям местнографическую определённость и документальность, свойственные художественному историзму в реалистической литературе.

Обратимся к списку топонимов, упорядоченных по частоте употребления:

1) Пустолесье – 28;

2) Слободка – 11;

3) Починки – 9;

4) Глазов – 8;

5) Вятка – 7;

6) Берёзовские (Починки) – 6;

7) Петербург – 6;

8) Вятская (губерния) – 4;

9) Москва – 4;

10) Волга – 3;

11) Глазовский (уезд) – 3;

12) Кама – 3;

13) Литовский замок – 3;

14) Кострома – 2;

15) Новгород – 2;

16) Палестины (родные П.) – 2;

17) Ярославль – 2;

18) Аршавские (Варшавские сапоги) – 1;

19) Афанасьевское (село) – 1;

20) Басманная (часть) – 1;

21) Бисеровская волость – 1;

22) Вторая (улица) – 1;

23) Днепр – 1;

24) Каховка – 1;

25) Невский (проспект) – 1;

26) Нижний (Новгород) – 1;

27) Нолинск – 1;

28) Омутнинский (завод) – 1;

29) Пермская (губерния) – 1;

30) Россия – 1;

31) Сибирь – 1;

32) Спасская тюрьма – 1;

33) Турция – 1;

34) Хвалынское (море) – 1;

35) Чепца – 1;

36) Чердынский (уезд) – 1;

37) город N – 1.

Зависимость частоты употребления топонимов от их ранга

Рисунок 1 - Зависимость частоты употребления топонимов от их ранга

Примечание: ОЯП – околоядерное пространство; БП – ближняя периферия; ДП – дальняя периферия

С помощью Excel топонимы были упорядочены по частоте употребления n и проранжированы (то есть расположены в порядке убывания n, после чего каждому топониму был присвоен ранг r). Получившаяся гистограмма зависимости частоты употребления n от ранга r представлена на рис. 1. Видно, что она соответствует закону Ципфа, согласно которому частота употребления слова обратно пропорциональна его рангу.

С целью анализа ономастикона художественного произведения обычно применяется полевой подход, заключающийся в выделении в системе онимов ядра, околоядерного пространства, ближней и дальней периферии

.

Анализ распределения (рис. 1) позволил выявить:

A) ядро: 1) топоним Пустолесье – частота 28;

Б) околоядерное пространство (ОЯП): 2) Слободка – 11; 3) Починки – 9; 4) Глазов – 8; 5) Вятка – 7; 6) Берёзовские (Починки) – 6; 7) Петербург – 6;

В) ближнюю периферию (БП): 8) Вятская (губерния) – 4; 9) Москва – 4; 10) Волга – 3; 11) Глазовский (уезд) – 3; 12) Кама – 3; 13) Литовский (замок) – 3; 14) Кострома – 2; 15) Новгород – 2; 16) Палестины (родные П.) – 2; 17) Ярославль – 2;

Г) дальнюю периферию (ДП), представленную остальными двадцатью топонимами, упоминаемыми по 1 разу.

4. Обсуждение

В анализируемых произведениях повествование привязано к конкретному месту: городу Глазову и его району – Слободке. В.Г. Короленко использует распространенный приём: сначала конкретизирует объект с помощью собственного имени (например, город Глазов), а затем применяет нарицательные существительные «город», «городок», «городишко», «ненастоящий город» и т. д. Помимо реальных топонимов писателем создаются и используются «художественные» топонимы, за которыми скрывается город Глазов. Таковыми являются уездный город N Вятской губернии в очерке «Ненастоящий город» и Пустолесье в повести «Глушь».

Если номинация «город N» является распространённым в литературе способом обозначения населенного пункта, цель которого скрыть его подлинное название или намекнуть читателю о его типичности, распространённости, неисключительности, то инициативно созданный писателем топоним Пустолесье имеет явное оценочное значение.

Семантику самого частотного (28 упоминаний) художественного топонима Пустолесье можно интерпретировать по-разному. В веренице его трактовок есть, например, место без леса (поляна), а также производное от лексем «пустота», «опуститься» (деградировать). Можно предположить и то, что это название города образовано от производного «никчёмные строительные леса» (поскольку строящаяся церковь рухнула), или как стоящее в одном ряду с короленковским художественным топонимом Тиходол в рассказе «Не страшное».

Пустолесье представляется символом «душевного покоя», смирения его жителей перед судьбой, а также обступившего и наступающего на город лесного массива. Селение лишено примет промышленного развития, многие дома пустуют, отступивший было лес вновь наступает на окраины городишка, в котором даже дома, «кротовые кучки», ежатся, прячутся в землю перед величием «стоящего стеной» соснового бора и реки. Этимологию первой части «говорящего» топонима Пустолесье можно возвести к понятию «пустомыслие», которым страдают пустолесцы, а лексема «лес» из второй его части может трактоваться не просто как элемент ландшафта или окружающий урбанистическое место пейзаж, но и как символ одичания и отсутствия признаков цивилизации.

Город воспринимается повествователем не просто как обозначение места, среды обитания. Топоним Пустолесье метонимизируется и олицетворяется: «Город гнал своих птенцов самим зрелищем своей неисходной тоски на лоно дикой, прекрасной и все разрешающей природы... вдали от томительной бестолочи Пустолесья». «Пустолесье окончательно махнуло рукой на свою постройку»

.

Созданный В.Г. Короленко образ «города-пустолесья», где царит атмосфера застоя, неуверенности и отчужденности, переходит в разряд имён нарицательных и вырастает до символа убогой, бессильной, живущей в темноте и невежестве в отсутствии влияния прогресса российской провинции. Оно и понятно! Ведь с 1863 года в соответствии с указом Александра II Вятская губерния наряду с другими глухими российскими губерниями была назначена местом массовой политической ссылки, и среди других тринадцати уездов Вятской губернии Глазовский уезд и сам Глазов были одним из главных мест изгнания.

Противопоставление центра и периферии, заявленное с первых строк очерка «Ненастоящий город» некрасовскими словами («В столицах шум, гремят витии, / Кипит словесная война! / А там, во глубине России, / Там вековая тишина…»)

является для всего цикла конструктивной антитезой, отражающей мировоззренческие, социально-политические убеждения автора в динамике и эволюции. Эта содержательная идейно-художественная доминанта воплощена и в статистике словоупотреблений топонимов: Москва и Петербург упоминаются – 10 раз, а все остальные топонимы, относящиеся к «провинции» – 113 раз.

Итак, проанализированные художественные произведения В.Г. Короленко, объединённые глазовской локацией, обладают высокой степенью единства, как тематического, так и идейного, эстетического и эмоционально-оценочного отношения к «ненастоящему городу».

5. Заключение

В статье исследуется ономастическое пространство художественных произведений В.Г. Короленко глазовского цикла. С помощью специально написанной компьютерной программы были проанализированы тексты произведений и получен список слов, начинающихся с заглавной буквы с указанием числа использований. Из этого списка были выделены имена собственные, что позволило создать глоссарий собственных имен. Он содержит 146 слов, из которых 70% – антропонимы, 26% – топонимы и 4% – другие онимы. Отдельно было изучено подпространство топонимов. Их ранжирование по частоте вхождения позволило выделить ядро, околоядерное пространство, ближнюю и дальнюю периферии топонимического пространства анализируемых произведений. Представленный анализ топонимии «глазовского цикла» значительно дополняет исследования истории создания и реально-бытовой основы текстов В.Г. Короленко.

Article metrics

Views:432
Downloads:10
Views
Total:
Views:432