THE SPECIFICS OF THE ELOCUTIONARY EXPRESSIVE MECHANISM OF M.M. BAKHTIN'S LINGUORITORIAL COMPETENCE IN THE SEGMENT OF THE IDIODISCOURSE ON THE TEXT PROBLEM

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2023.37.23
Issue: № 1 (37), 2023
Suggested:
02.12.2022
Accepted:
10.01.2023
Published:
16.01.2023
81
0
XML PDF

Abstract

The article is dedicated to the study of the specifics of the elocutionary expressive mechanism of the implementation of linguorhetorical competence in M.M. Bakhtin's idiostyle. The article presents a detailed analysis of modern scientific approaches to the understanding of the essence of linguorhetorical competence, its structure, as well as elocatives, which act as a tool of representation of linguorhetorical competence, the linguistic personality of the author. The aim of the research is to study the specifics of elocutionary expressive mechanism of producesent's linguistic competence in the idiodiscourse (on the example of the philosophical article by M.M. Bakhtin). On the basis of the analysis, it was revealed that there are numerous lexical, syntactic-communicative and supra-discursive elocutions in M.M. Bakhtin's individual idiostyle.

1. Введение

Проблема лингвориторической компетенции выступает одним из актуальных объектов научного изучения, который неоднократно подвергался исследованию в трудах В.И. Аннушкина, Т.В. Анисимовой, А.А. Волкова, Д.Х. Вагаповой, А.А. Ворожбитовой, Н.А. Ипполитовой, Т.А. Ладыженской и др. Однако несмотря на внушительный корпус работ, многочисленные аспекты указанной категории остаются малоизученными в современной научной литературе. В частности, на сегодняшний день не до конца изученной выступает специфика элокутивно-экспрессивного механизма реализации лингвориторической компетенции продуцента в рамках дискурса. Вместе с тем именно от особенностей реализации указанного механизма, выбора автором высказывания средств выразительности, «украшения» речи во многом зависит выразительность самой наррации, сила её воздействия на реципиента, его вовлечённость в процессы интерпретации внутреннего содержания, «подтекста», заложенного продуцентом, с целью создания «надтекста» в процессе мысленного диалога между автором и читателем. Соответственно, возникает противоречие между ростом научного интереса к изучению языка, продуктов речетворчества в неразрывном единстве с их создателем, исследованию личностного начала в языке и недостаточным уровнем понимания репрезентации элокутивно-экспрессивного механизма лингвориторической компетенции в рамках дискурса, что обуславливает актуальность исследования.

2. Методы и принципы исследования

В качестве материала для исследования была выбрана статья М.М. Бахтина «Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках». Указанная статья, по словам самого автора, носит философский характер: «это не лингвистический, не филологический, не литературоведческий или какой-либо иной специальный анализ (исследование)»

. Соответственно, обращение к данной статье позволит выявить особенности репрезентации элокутивно-экспрессивного механизма реализации лингвориторической компетенции продуцента философских дискурсов, которые остаются не до конца изученными в современной научной литературе.

3. Обсуждение

Логика проведения данного исследования требует, прежде всего, обращения к теоретическим источникам, которые позволят выявить сущность лингвориторической компетенции. Следует отметить, что единый подход к пониманию исследуемой категории в современной научной литературе отсутствует. Под данным феноменом может пониматься «средство манифестации ассоциативно-вербальной сети, тезауруса и прагматикона языковой личности, коммуникативно мобилизованных в условиях речевых событий различной конфигурации», который «предстает своего рода “квинтэссенцией” языковой личности»

; «совокупность языковой, текстовой и коммуникативной субкомпетенций», которые преломляются в категории «язык-речь-речевая деятельность»
; «совокупность знаний, умений и навыков в области языковых операций (лингвистика), текстовых действий и коммуникативной деятельности (риторика)»
. Другими словами, лингвориторическая компетенция представляет собой сложный личностный конструкт, включающий совокупность знаний, умений и навыков в области языковых операций и обеспечивающий личность возможностями реализации текстовых действий и коммуникативной деятельности.

В структуре лингвориторической компетенции принято выделять три уровня реализации

:

1) интралингвистический уровень языковых операций, который осуществляется в координатах «языковая личность – язык»;

2) дискурсивный уровень риторических действий, который осуществляется в координатах «языковая личность – дискурс»;

3) экстралингвистический уровень, который реализуется в координатах «языковая личность – речевое событие».

Соответственно, лингвориторическая компетенция представляет собой отражение языковой личности в дискурсе, порождение которого привязано к определённому речевому событию.

Репрезентация лингвориторической компетенции в рамках дискурса представляет собой, по сути, движение от мысли к слову, процесс создания речевого произведения, что требует выбора соответствующих языковых средств, элокутивов.

Элокуция, по словам Е.С. Грищевой, «подразумевает выбор стиля речи, речевого жанра и языковых средств в соответствии с коммуникативными намерениями говорящего (пишущего), содержанием речи и речевой ситуацией»

. Иначе говоря, в структуру элокутивов входят все языковые средства, которые позволяют повысить экспрессивность, выразительность наррации, отразить языковую личность продуцента дискурса.

Представить систему элокутивных действий возможно, опираясь на структурно-семантическую классификацию изобразительно-выразительных средств, которые лежат в основе гносеологической деятельности М.М. Бахтина.

1. Лексические средства выразительности (тропы). На основании проведённого анализа можно сделать вывод, что наиболее употребительными тропами в идиостиле автора выступают эпитеты, например:

В этом основное отличие наших (гуманитарных) дисциплин от естественных (о природе), хотя абсолютных, непроницаемых границ и здесь нет

обращение к эпитетам позволяет наглядно отобразить, конкретизировать характер границ, которые разделяют, по мнению автора, естественные и гуманитарные дисциплины.

2. Синтактико-коммуникативные средства выразительности (риторические фигуры), под которыми в современной научной литературе понимается «речевой оборот, особое сочетание слов, синтаксическое построение, используемые для усиления выразительности высказывания»

.

Совокупность риторических фигур может быть классифицирована на следующие группы

:

а) семантико-синтаксические фигуры, которые основываются на соотношении значений слов – понятий. В качестве наиболее распространённой семантико-синтаксической фигуры в творчестве М.М. Бахтина выступает множественное использование однородных членов предложения, например:

Нас будет интересовать только проблема словесных текстов, являющихся первичной данностью соответствующих гуманитарных дисциплин — в первую очередь лингвистики, филологии, литературоведения и др.

– употребление однородных членов предложения обусловлено сущностью научного изложения философского дискурса, номинацией тех областей научного знания, объектом изучения которых выступает текст. Отсутствие упоминания любой из перечисленных областей научного знания может привести к деформации смысла сообщения, результатов научного познания автора, закреплённых в структуре теста.

Важно добавить, что на сегодняшний день изучением, исследованием текста занимаются многочисленные «молодые» науки, многие из которых появились во второй половине прошлого или начале нового столетия. Исследование текста сегодня не ограничивается литературоведением, филологией и лингвистикой. Соответственно, в данном аспекте анализируемый дискурс становится актуальным отображением не только языковой личности продуцента, но и уровня научного развития, состояния науки периода создания текста.

Гуманитарная мысль рождается как мысль о чужих мыслях, волеизъявлениях, манифестациях, выражениях, знаках, за которыми стоят проявляющие себя боги (откровение) или люди (законы властителей, заповеди предков, безыменные изречения и загадки и т.п.) – множественное использование однородных членов предложения обусловлено сущностью философского дискурса, логикой научного изложения, необходимостью конкретизации, уточнения факторов, которые приводят к рождению гуманитарной мысли. Кроме того, в приведённом примере отмечаются многочисленные тавтологии.

б) синтактико-регулятивные фигуры, строящиеся на повторе одинаковых элементов, облегчающих слушание, понимание и запоминание речи. На основании проведённого анализа в идиодискурсе М.М. Бахтина были выявлены следующие синтактико-регулятивные фигуры:

- тавтология – «повторение в предложении однокоренных слов»

, например:

Положительные же соображения таковы: наше исследование движется в пограничных сферах, то есть на границах всех указанных дисциплин, на их стыках и пересечениях

– в данном случае Бахтин использует однокоренные слова для акцента внимания реципиента на пограничном характере исследования, на том, что оно осуществляется на стыке разных научных областей, что, по сути, линия, граница между всеми областями научного познания выступает весьма условной, а само научное знание формируется на многочисленных «стыках и пересечениях» различных научных направлений. Тавтология в данном случае дополняется семантической амплификацией, использованием лексических единиц с аналогичным семантическим значением в рамках лаконичного по объёму высказывания:

1) стык - место, где соединяются, сходятся два конца, края, направления чего-нибудь

;

2) пересечение - место, где пересекается одно другим, скрещивается одно с другим

.

Употребление слов с аналогичной, но не тождественной семантикой позволяет усилить значение пограничности проводимого исследования, самого научного познания.

Текст (письменный и устный) как первичная данность всех этих дисциплин и вообще всего гуманитарно-филологического мышления (в том числе даже богословского и философского мышления в его истоках)

– в отличие от приведённого выше примера, в данном случае обращение к тавтологии обусловлено не столько необходимостью усиления акцента внимания на тех или иных аспектах высказывания, но преимущественно самой сущностью научного философского дискурса, необходимостью максимальной детализации, конкретизации терминологических единиц для того, чтобы избежать двойственной или ошибочной интерпретации сути высказывания.

плеоназм, например:

Мысли о мыслях, переживания переживаний, слова о словах, тексты о текстах

хотелось бы отметить, что разграничение плеоназма и тавтологии остаётся дискуссионным в современной научной литературе, однако, в данном случае автор использует повторы осознанно, с целью повышения экспрессивности, выразительности наррации. В приведённом примере, в отличие от проанализированных выше, обращение к повторам обусловлено не логикой развертывания дискурса, необходимостью повышения точности, конкретизации высказывания, но подчиняется достижению определённых стилистических целей. Соответственно мы можем говорить, что в индивидуально-авторском стиле М.М. Бахтина тавтология и плеоназм имеют чёткое разграничение: обращение к тавтологии отражает нацеленность продуцента на достижение логической точности, однозначности терминосистемы и наррации в целом, обращение к плеоназму отвечает целям повышения выразительности и экспрессивности продукта речетворчества.

- параллелизм – «типовое средство структурной организации сложных синтаксических целых»

, например:

Где нет текста, там нет и объекта для исследования и мышления

в данном случае параллелизм обеспечивает членение, структурирование текста, используется для облегчения восприятия сообщения.

- парцелляция, например:

«Подразумеваемый» текст. Если понимать текст широко — как всякий связный знаковый комплекс, то и искусствоведение (музыковедение, теория и история изобразительных искусств) имеет дело с текстами (произведениями искусства)

парцелляция в данном случае позволяет акцентировать внимание на категории «текста», отразить ход размышлений продуцента высказывания в процессе выведения логических выводов и суждений. Фрагмент содержит множественные тавтологии, обусловленные спецификой философского дискурса, нацеленностью продуцента на минимизацию двузначного, ошибочного понимания, интерпретации содержания дискурса, наглядно отобразить, что именно он вкладывает в понятие текста. Кроме того, в приведённом фрагменте используются однородные члены предложения, направленные на репрезентацию развёртывания хода рассуждений автора, конкретизацию сфер искусства, оперирующих понятием «текст».

в) коммуникативно-диалогические фигуры, выступающие приемами диалогизации монологической речи, привлекающими внимание реципиента, например:

Мы не намерены углубляться в историю гуманитарных наук, и в частности филологии и лингвистики, — нас интересует специфика гуманитарной мысли, направленной на чужие мысли, смыслы, значения и т. п., реализованные и данные исследователю только в виде текста

– в данном случае в качестве средства повышения диалогичности наррации, конструирования мысленного диалога между автором и реципиентом выступает использование местоимений «мы», «нас», которое подчёркивает принадлежность автора и читателя к определённой группе, объединённой общими научными интересами, отражает интенцию автора к установлению диалога, коммуникативного взаимодействия с реципиентом.

Кроме того, предложение осложнено однородными членами, использование которых обусловлено сущностью философского дискурса, необходимостью репрезентации всех факторов, которые находят своё отражение в рамках дискурса и составляют объект научного исследования гуманитарной мысли. В случае опущения одного из однородных членов отдельный аспект формирования внутреннего смысла, подтекста дискурса остался бы за пределами внимания реципиента, что привело бы не только к искажению логики изложения, но и деформации научного знания, отражённого и закреплённого в дискурсе М.М. Бахтина.

На коммуникативном, наддискурсивном уровне индивидуально-авторского стиля автора хотелось бы отметить высокую логичность изложения, интеллектуальность автора, что находит своё отражение как в особенностях построения дискурса, так и в выборе лексического материала, который отражает рациональное оценивание продуцентом тех или иных сведений, о которых говорится в тексте, его аргументацию, характеризуется информационной ёмкостью.

4. Заключение

Таким образом, на основании проведённого анализа можно сделать вывод, что элокутивно-экспрессивный механизм репрезентации лингвориторической компетенции М.М. Бахтина находит свою репрезентацию на всех уровнях организации дискурса: лексическом, синтактико-коммуникативном, наддискурсивном уровнях организации высказывания. На лексическом уровне автор прибегает к множественному использованию эпитетов, которые позволяют конкретизировать, уточнить сущность понятия. Выбор средств синтактико-коммуникативного уровня может быть обусловлен как логикой изложения, сущностью философского дискурса (однородные члены предложения как средство конкретизации, номинации всех факторов, которые могут вести к тем или иным последствиям; тавтология как средство достижения точности изложения, терминологической точности, минимизации вероятности ошибочной, двузначной интерпретации и т.д.), так и интенцией продуцента на повышение выразительности, экспрессивности наррации (парцелляции как средство репрезентации хода рассуждений автора, плеоназмы и т.д.). В целом идиостиль М.М. Бахтина характеризуется высокой интеллектуальностью, логичностью, аргументированностью и обоснованностью наррации, отражая языковую личность продуцента, выступающего одним из выдающихся учёных и мыслителей прошлого столетия.

Article metrics

Views:81
Downloads:0
Views
Total:
Views:81