THE FENS AS THE TOPOS OF "FAIRYLAND" IN GRAHAM SWIFT'S NOVEL "WATERLAND"

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2022.34.2
Issue: № 6 (34), 2022
Suggested:
16.08.2022
Accepted:
12.09.2022
Published:
10.10.2022
496
3
XML PDF

Abstract

The article is dedicated to the peculiarity of the Fens topos as a unique spatial category of the novel "Waterland". The choice of the topic is motivated by the relevance of the topos in modern literary studies and in the works of the modern English writer G. Swift. The aim of the article is to examine the specifics of the topos of the Fens. It seems important to analyze the role and place of artistic space in the novel's plot. For the first time in the works of G. Swift and in the domestic literary study the topos Fen is considered as a space, determining the character of its inhabitants and as a symbolic image of two opposite and at the same time interconnected archetypes - earth and water. Particular attention is paid to the duality of the Fens: on the one hand - it is a fairyland, on the other - a completely opposite reality. It is revealed that the real and fictional components of the topos are closely related, and form a special space. This topos is an integral part of fairy tales, as the main component of the mythological thinking of the characters. The practical significance of the article lies in further research into the works of G. Swift.

1. Введение

«Литература является наиболее тесно связанной с пространственными категориями» [4], на что указывает достаточно большое количество работ посвященных литературному топосу. К ним относятся труды А.А. Булгаковой, Л.В. Ассуировой, И.Б. Гладковой, Н.А. Ловчинского, О.В. Шишкиной, Р.Ю. Богдановой, А.С. Пудовой и некоторых других исследователей. Не можем не согласиться с мнением А.А. Булгаковой, отмечающей, что изучение топики  (топика в литературоведении – наука, изучающая топосы) важно потому, что топос стягивает вокруг себя огромное количество терминов (архетип, универсалия, хронотоп, художественное пространство, мотив, символ и др.), знание и понимание которых необходимо для полноценной интерпретации художественного текста [2, С. 3]. 

2. Методы и принципы исследования

В процессе исследования были применены следующие методы: описательный и компаративный. 

3. Обсуждение

Проблема топоса остается актуальной для современного литературоведения, поскольку является «одной из ведущих и наиболее плодотворных направлений литературной поэтики» [2, С. 3]. Соответственно, цель исследования заключается в анализе и определении художественного смысла главного топоса романа «Земля воды» – Фен.

В настоящем исследовании под топосом мы будем понимать «значимое для художественного текста «место разворачивания смыслов», которое может коррелировать с каким-либо фрагментом реального пространства» [6, С. 89], то есть будем определять его как единицу художественного пространства. 

Грэм Свифт считается «одним из лучших представителей английской литературы своего поколения» [7, С. 4], подтверждением этому являются его многочисленные романы. Для нас особый интерес представляет роман «Земля воды» («Waterland»), который был включен в шорт-лист Букеровской премии и в список «1001 books you must read before you die», получил премию The Guardian (1983), был экранизирован Стивеном Джилленхолом (1992), переведен на многие языки мира и по праву признан одним из лучших романов современной английской литературы. 

До сих пор категория топоса в творчестве Г. Свифта не исследовалась. Отдельные упоминания о географических особенностях местности романа «Земля воды» обнаруживаются в диссертации Е.Г. Сатюковой [7], однако полного системного анализа пространственной категории Фен в работах о творчестве Г. Свифта не представлено.

Роман «Земля воды» повествует о болотистом крае Фены, где происходят события, история которых перекликается с большой историей мира, о жизни главного героя, выросшего в тех краях, о трагедии семьи и целого рода, с вытекающими последствиями и т.д.

Топос Фен занимает важное место в романе «Земля воды», поскольку именно он является художественным пространством, формирующим сюжет. 

Место действия романа «Земля воды» – реально существующий болотистый регион Фены (the Fens в пер. с англ. «топь, болото») в восточной части Англии, простирающийся с севера на юг. Большая часть Фен изначально состояла из пресноводных вод, которые были искусственно осушены, благодаря чему, Фены, впоследствии превратились в крупный сельскохозяйственный регион Великобритании. 

Фенам посвящена отдельная глава романа, которая начинается с «подробного географического и исторического описания региона, постепенно втягивая читателя в атмосферу этой местности» [10, С. 55].

Первое значение топоса Фен – это его жители, которые выступают неотъемлемой частью, поскольку «они тесно связаны с этой землей; борьба с болотами, топью, определяет их жизнь, их образ мыслей, само их существование» [12, С. 244]. В одной из статей Ю. Шанина подчеркивает: «рождение земли из воды в Фенах, болотистость местности, ее расположение ниже уровня моря являются факторами, определяющими образ жизни ее обитателей, их занятие, мировоззрение и характер…» [13, С. 67]. Именно эта «сказочная страна» порождает своих героев: в первую очередь – Криков – предков главного героя, которые считались «людьми воды», то есть теми, кто «жил у воды и водой, и кому не нужна была под ногами твердая почва» [8, С. 17]. Поскольку изначально Фены состояли из воды, для них вода – каждодневный упорный труд, часть реальности, стихия, которой они покоряются и без которой не представляют свою жизнь. Главной задачей для них было овладеть «стихийным бессознательным» [3, С. 122]. «Людям воды» противостоят «люди земли» (Аткинсоны), которые осушали землю и откачивали воду. Таким образом, происходило многовековое «сражение» земли с водой за первенство в Фенах и противоборство человека со стихией. «Пространство Фен в романе наделяется эмоциональным смыслом, борьба людей, искони живших на болотах, и людей земли, пришедших с холмов, вовлекает пространство в свое противостояние…» – пишет С. Стринюк [9, С. 126]. Деятельность стихий хорошо передает глагол to reclaim, который с англ. означает «возвращать себе», «осушать», то есть люди осушают землю, но вода «возвращает себе свое», отвоевывая у земли первенство.

Фены – удивительный край, совмещающий два антагонистичных начала. Несмотря на то, что вода и земля – две противоположности, в романе они неразрывно переплетены и неразделимы, тем самым «создавая удивительно бессмысленный, и в то же время символичный заголовок романа» [15, С. 15].

Предки Тома Крика были людьми, склонными к суевериям и легковерию. Как ни странно, именно Фены провоцировали у них «всяческие фантазии и веру в сверхъестественное» [8, С. 28]. Роман начинается с фрагмента сказки, которую отец рассказывает главному герою. Размышляя о совершенной человеческой природе, Хенри Крик говорит следующие слова: «какими бы ни были люди, у каждого есть сердце» [8, С. 5]. Данный момент – один из символических, и в нем прослеживается мотив всепрощения. Сам герой называет этот совет «волшебным» и отмечает, что он живет в «сказочных местах, в доме у шлюза, у реки, в самой середине Фен» [8, С. 5]. В картине мира главного персонажа Фены превратились в «зачарованную пустошь» [8, С. 7], в связи с этим «волшебное пространство» было неотъемлемой частью сказок, которые подчиняли себе реальность: «по вечерам, когда маме приходилось рассказывать мне на ночь истории, мне казалось, что мы в смотрительском нашем доме затерялись в самой середине великого Нигде; а клекот поездов становился хриплым лаем чудовища, которое, вынюхивая нас, рыщет в темной ночной пустоте. Сказочная страна, если уж на то пошло» [8, С. 7-8] – отмечает Том Крик. Кроме того, для Тома истории сравнивались с целительным бальзамом и обладали особенной силой, влияющей на его детское мышление. Л. Брабенцова придерживается мнения, что «акт повествования (рассказывание сказок) становится для героев способом справиться с личными трагедиями и травмирующим опытом» [14, С. 18]. Обитатели Фен не только рассказывали сказки, тем самым пытаясь скрыться от ужасающей реальности, но и верили в них. Многие знали местную ведьму, видели блуждающие болотные огоньки и болотных духов, наделяли воду скрытым смыслом и человеческими характеристиками. 

Главный герой на протяжении всего романа ведет уроки истории в форме сказки (истории), «которые рассказывает отец перепуганным детям, с присущим им, как жанру, повествовательным формулам, ведьмам и страшным испытаниям, которые героям предстоит пройти» [9, С. 68] – утверждает С. Стринюк. По мнению исследовательницы, «этот способ упорядочения мирового хаоса, вероятно, ближе всего специфике мифологического мышления» [9, С. 75]. Этого же мнения придерживается Н. Варешин отмечающий, что содержания сказок указывает на мифологичность склада ума жителей Фен [3, С. 122]. 

Согласно классификации пространства В. Топорова [11, С. 132], смеем предположить, что Фены относятся к родовому месту. Герои романа проживают в них два столетия, семейная империя была построена и процветала именно в этом крае, на протяжении нескольких столетий сохраняется существующий порядок вещей, традиции и обычаи и т.д. То есть пространство неразрывно связано с родом. 

Фены олицетворяют божественное пространство, место постоянного присутствия Бога, где «все как на ладони и ничего не скрыто от лика Божьего» [8, С. 413].  

Развитие отношений главного героя с его будущей женой происходит в Фенах, которые в данном контексте отождествляются с земным Раем («святым местом» их личной вселенной [5]): «ты помнишь <…>, как мы лежали когда-то в пустой раковине старого ветряка возле Хоквелл-Лоуда и как пустые плоские Фены вокруг нас тоже сделались волшебной страной, пустою сценой в ожидании чудес? Ты помнишь, как мы глядели в небо, в голубую пустоту, и как оттуда, с неба, вниз <…> на нас глядел Бог; и как Он снял крышку с импровизированного нашего любовного гнездышка, а мы и не возражали? Как никто не мог нас видеть в нашем мельничном будуаре, кроме него; и как мы его не стеснялись?» [8, С. 172-173]. Данный момент выражает внутреннюю благодать и наполненность. В присутствии Бога время останавливается и внешний мир перестает существовать – это необходимый аспект любви и умиротворения, которые испытывают герои. Спустя время, прослеживается еще один библейский мотив – изгнание Тома и Мэри из Фен. Совершив грех (избавление от нежелательной беременности), они уезжают из Фен (покидают Рай), лишаются блаженства и отказываются от Бога. Как следствие, всю оставшуюся жизнь, они расплачиваются за совершенный грех.

Однако есть и теневая сторона Фен – монотонность, которая «лишает человека покоя» [8, С. 7], парадоксальность, тоска, флегма, разрушающая сила природных стихий, «бескрайняя пустота реальности» [8, С. 28], всеобъятная меланхолия, отдаленность от внешнего мира, склонность многих жителей к самоубийству, жестокости, насилию, запоям и сумасшествию. Эти характеристики порождают мистическое восприятие пространственной категории и усугубляют социальную проблематику романа. Безысходность такого существования прослеживается на протяжении всего романа. 

Второе значение топоса Фен – это выстраивание автором четкого городского ландшафта, согласно топографическому методу В. Беньямина (город – ряд топосов, где происходят ключевые встречи и события [1, С. 107]), выделяя такие социально-значимые локусы, как: родительский дом, где главный герой переживает судьбоносные события своей жизни, в том числе трагические; мельница, представляющая собой место тайных свиданий Тома Крика и его будущей жены Мэри Меткаф; лачуга ведьмы, где был совершен криминальный аборт, приведший к печальным последствиям; школа, где 54-летний Том Крик рассказывает ученикам историю своей жизни, а также центральная Водная улица, набережная Узы, знаменитый пивоваренный завод, многочисленные пивоварни, магазины, ремесленные мастерские и городская достопримечательность – церковь Святой Гуннхильды. 

Фены также считаются одним из основных композиционных приемов, поскольку «воскрешают» воспоминания прошлого. С данным аспектом неразрывно связан мотив ностальгии (бесконечные воспоминания о прошлом, о детстве, о семье, предках, связи со своей женой, разрываемой в момент совершения греха и т.д.).

4. Заключение

На основе выше проведенного анализа можно сказать о том, что исследуемое пространство является одним из основополагающих элементов поэтики и обладает определенными особенностями, которые формируют сюжет. Важнейшими составляющими сказочного мира Фен считаются его жители. Так как Фены – родовое пространство, особое внимание уделяется предкам Тома Крика по отцовской и материнской линии (Крикам и Аткинсонам). Поскольку топос Фен – бинарный и вмещает в себе две противоположности (землю и воду), его жители тесно связаны с этими стихиями. Пространство определяет специфику характера этих людей: Крики (флегматичное состояние души, смирение с реальностью, рассказывание сказок и небылиц, присутствие тайн и неизвестности) и Аткинсоны (люди действия, которые одержимы Идеей и верой в прогресс). Однако каждый из них несчастен по-своему (Сэйра Аткинсон сходит с ума, и оставшиеся 50 лет жизни так и не приходит в себя, Дик Крик кончает жизнь самоубийством, Мэри Меткаф также лишается рассудка из-за невозможности иметь детей, Том Крик доживает оставшуюся жизнь в одиночестве), на что также повлиял окружающий топос. У Криков присутствует сказочное мышление, поскольку они живут в «волшебном пространстве». На самом деле, сказки для них – утешение и уход от реальности. 

Достаточно значимым аспектом предстает двойственная природа Фен: с одной стороны – это сказочная страна, с другой – совершенно противоположная реальность, из-за которой «сказочный ореол болотистой местности Фен рушится» [3, С. 122]. Автор выстраивает четкий городской ландшафт, благодаря которому каждый локус пространства связан с определенным событием и наполнен символическим содержанием. 

Таким образом, Фены занимают весомое место в поэтике романа. Они представляют собой символическое пространство, окутанное тайнами, сказками и мифами; место, где прошлое реальнее настоящего, где личная история каждого героя превалирует над глобальными историческими событиями; где реальное и вымышленное тесно переплетены и т.д. Проанализированные аспекты наделяют произведение значительной актуальностью и открывают перед читателем новые смыслы прочтения.

Article metrics

Views:496
Downloads:3
Views
Total:
Views:496