AUTHORIAL LINGUOCREATIVITY IN THE NAMES OF GERMAN FOOD TRUCKS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2024.50.13
Issue: № 2 (50), 2024
Suggested:
26.01.2024
Accepted:
05.02.2024
Published:
09.02.2024
539
7
XML
PDF

Abstract

The article examines the linguistic means of manifestation of author's linguocreativity in the names of German food trucks. It is established that for the purposes of originality, creativity and non-standardness the nominators use purposeful violation of orthographic, grammatical, stylistic norms of German and English languages. The authors of food truck names use language play, the products of which in some cases are names with obscured and/or pejorative semantics, names demonstrating "semantic contradiction", names with negative connotation and linguotoxins. The study may be useful to specialists engaged in the theory and practice of German language, as well as to all those interested.

1. Введение

Актуальность исследования обусловлена необходимостью изучения авторской лингвокреативности, «личностного начала» в процессе наименования коммерческих объектов, которыми являются мобильные кафе быстрого питания – фудтраки. Обозначенная тенденция тесно связана с изучением единства человека и языка в формулировке «человек в языке», «язык и мир человека в их объективно существующей взаимосвязи», что является одним из базовых понятий антропологической лингвистики

,
. Кроме того, в настоящее время лингвокреативность признается «важным понятием теоретической лингвистики и определяет целое направление изучения языкового материала», которое остается достаточно размытым и требует уточнения
.

Целью данного исследования является выявление и анализ лингвокреативности номинаторов – авторов названий. Под авторской лингвокреативностью, вслед за Е.А. Энгель, мы понимаем «способность автора использовать и порождать из заложенных в языке единиц новые оригинальные, нестандартные языковые средства, приемы и / или совершать целенаправленно языковые нарушения на различных уровнях языка в собственном тексте»

.   

Для получения фактического материала и составления картотеки примеров из открытых интернет-источников было извлечено методом сплошной выборки свыше 1000 названий немецких фудтраков. В работе использовались дефиниционный, словообразовательный и лингво-культурологический анализ примеров и интерпретация полученных данных на их основе.

2. Обсуждение

Анализ картотеки примеров реальных названий фудтраков дает основания предположить, что авторская лингвокреативность реализуется на всех уровнях современного немецкого языка. Ранее нами отмечалось, что концепция мобильного питания сформировалась в США и распространилась по всему миру, что, несомненно, повлияло на процессы наименования фудтраков в Германии: большое количество названий немецких фудтраков выполнены на английском языке, с применением английского языка или согласно нормам английского языка

. Рассмотрим названия, традиционные для немецкой культуры общепита, выполненные на немецком языке: (1) «Albrechtʼs Grill & Spanferkel Schmiede»; (2) «Alexʼ und Sandras Zauberküche»; (3) «Egonʼs Eiscafé»; (4) «Heidiʼs Flammkuchen»; (5) «Laraʼs Kantinchen». Примеры представляют собой персонифицированные названия, состоящие из имени/фамилии владельца и указания вида деятельности/специфики кухни. При этом происходит преднамеренное отклонение от орфографической нормы немецкого языка. Использование апострофа в родительном падеже, согласно правилам орфографии немецкого языка, верно лишь в примере (2). В примерах (1), (3), (4), (5) апостроф используется «аномально» для немецкого правописания, но соответствует орфографической норме английского языка. Апостроф, вступающий в противоречие с нормами правописания немецкого языка, неформально назван «Idiotenapostroph», «Deppenapostroph» и весьма жестко критикуется немецкой общественностью, выступающей за чистоту немецкого языка*.

* Отклонение от орфографической нормы немецкого языка стало поводом для создания проекта www.deppenapostroph.info. Это общедоступный форум, модераторы которого выкладывают фотографии примеров с таким апострофом, присланных подписчиками, и добавляют смешные и язвительные комментарии.

В большинстве названий фудтраков с использованием родительного падежа, выполненных на английском языке, соблюдены нормы английского правописания, например, (6) «Axlʼs Diner Truck», (7) «Bearʼs Streetfood». Однако нами зафиксированы названия на английском языке с «аномальным» для этого языка образованием объектного (немецкого родительного) падежа: (8) «Bobs Hot Dog World», (9) «Bullys Burger Truck».

Рассмотрим другие варианты отклонения от норм немецкого языка:

1. строчное написание имени собственного в сочетании с «аномальным» словообразованием – слитным написанием имени собственного и нарицательного существительного, например, (10) «heinrichskueche»;

2. «аномальное» слитное написание существительных и прилагательных с предлогами, например, (11) «ImbissOhneNamen», (12) «KommZuPotte», (13) «kreuzundquer», (14) «DerFlammkuchenWagen»;

3. отклонение как от нормативного правописания, так и от «аномального» слитного написания в сочетании с парономазийной игрой, например, (15) «ess-kult-tour». В названии номинатор использует парономазийную игру, основанную на созвучии последнего слога лексической единицы «Esskultur» и отдельной лексической единицы «Tour». На такой же парономазийной игре основано название (16) «BurgerKultour».

В приведенных примерах номинаторы используют так называемые аттракторы, к которым относится в том числе отклонение от нормативного правописания для привлечения внимания, достижения оригинальности и запоминаемости

.

Согласно принятому нами определению, проявлением авторской лингвокреативности может быть рассмотрено целенаправленное отклонение от грамматической нормы языка при номинации объекта. Так, в названии (17) «Essmalwas» номинатор прибегает к языковому нарушению при образовании повелительного наклонения 2 лица ед. числа от глагола ‘essen’. В стандартном немецком языке это cчитается ошибкой. В названии (18), выполненном на английском языке (18) «Annbelievable», номинатор намеренно (ведь это не спонтанная устная речь) использует неверную орфографическую форму английской отрицательной приставки un-, играя с созвучием и демонстрируя при этом имя владелицы закусочной Ann, которая, очевидно, предлагает невероятные и просто потрясающие блюда. Название (19) «fox in a box» заимствовано номинатором из сферы футбола и нарушает грамматическую норму английского языка – использование определенного артикля. Согласно Кембриджскому словарю английского языка, в идиоме используется определенный артикль: «fox in the box» (выделено нами – Г.А., А.П.)

.

В поисках языковой выразительности, способствующей созданию креативного, оригинального и запоминающегося названия фудтрака, номинаторы часто достигают лишь «затемнения семантики» и «семантического противоречия» названия. Аргументируем данный тезис.

Известно, что название «является отражением сущности объекта или его основного признака, способного выделить объект среди других»

.  Кроме того, для успешной коммуникации между адресантом и адресатом необходимо сообщение, предоставляющее хотя бы минимальную информацию об объекте номинации. В нашем случае название должно давать клиенту понимание, что речь идет о еде и, желательно, о специфике кухни. В названиях (20) «Babedi Bubedi»; (21) «Bi-Bu»; (22) «Hanzz»; (23) «juva» номинаторы полностью проигнорировали информационную функцию объекта номинации. Такие названия не содержат даже имплицитной информации, что речь идет о еде – их семантика затемнена и непонятна. Названия (24) «7 POT», (25) «Et Kantinchen», (26) «an di Gastronomie», (27) «Food Fahrbrik», (28) «Eventimbiss», (29) «Food Buddies Industry» интуитивно понятны: адресат «считывает» информацию, что речь идет о еде, но сущность объекта – специфика кухни (предлагается паста, бургеры, пирожки или тайские блюда) – остается скрытой и непонятной.

«Семантическое противоречие» заключено в названиях (30) «Die Affenbande», (31) «Black Pirate», (32) «Black Devil», (33) «Die Rumfahrer», (34) «Der Landstreicher», (35) «Asphaltsurfer». Рассмотрим тезис на примере названия (34) «Der Landstreicher». Данная лексическая единица (ЛЕ) определяется словарем К. Дудена как «männliche Person, die nicht sesshaft ist, meist keinen festen Wohnsitz hat, ziellos von Ort zu Ort zieht» 

. Цифровой словарь немецкого языка (DWDS) приводит пример использования данной ЛЕ: ‘wie ein Landstreicher (=ungepflegt) herumlaufen’
. Словарь ассоциаций приводит 60 существительных, ассоциирующихся с анализируемой ЛЕ, 17 из которых имеют пейоративную семантику, например, Bettler, Obdachlose, Prostituierte, Dieb и 11 прилагательных, пейоративную семантику из которых имеют 7, например, arm, ärmlich, schmutzig, hungrig. Среди ассоциаций-глаголов 3 имеют пейоративную семантику: stinken, stehlen, verhaften
. Openthesaurus.de приводит 27 синонимов анализируемой ЛЕ, среди которых ‘Herumtreiber’ (abwertend), ‘Stadtstreicher’ (abwertend), ‘Heckenpenner (derb, stark abwertend)’, ‘Pennbruder (derb)’, ‘Penner’ (derb, abwertend)
. Итак, в определении К. Дудена просвечивают компоненты значения «мужчина», «как правило, не имеющий постоянного места жительства», «бесцельно переезжающий с места на место». Пример DWDS отождествляет ЛЕ ‘Landstreicher’ с прилагательным ‘неопрятный, неряшливый’ (‘ungepflegt’). Ассоциации – существительные, прилагательные и глаголы – имеют, как правило, пейоративную семантику. В названии ‘Landstreicher’ имплицирован только один положительный компонент значения «мобильность», «переезд с места на место». В результате просматривается явное противоречие между данным названием и определением фудтраков.

Желание иметь креативное, отличное от всех название побуждает номинатора к использованию звукоподражаний. Приведем пример (36) «mmmhchurros!» В названии используется «аномальное» слитное написание ономатопеи «mmmh…» и существительного на испанском языке «churros». Согласно словарю немецкого языка, К. Дудена, ономатопея «mmmh» употребляется, чтобы продемонстрировать приятный вкус или запах. В названии наблюдается орфографическая «аномалия»: единственно верным способом фиксации данной ономатопеи на письме является ‘mmh’ 

. Название оригинально и креативно, но нарушает один из постулатов успешного нейминга – быть легко произносимым.

Проявлением авторской лингвокреативности в названиях немецких фудтраков мы рассматриваем языковую игру, под которой понимаем «осознанное отступление говорящих от языкового стандарта в ситуации речетворчества, предполагающее расширение границ, дозволенного нормой»

. О.К. Ирисханова уточняет, что в результате проявления лингвокреативности происходит «не только создание нового продукта – текста или слова, которых «никогда не было», но и нетривиальный выбор одного из уже имеющихся и известных говорящему средств конструирования образа объекта»
. Название фудтрака (37) «VersuchsKantinchen» сконструировано по словообразовательной модели и созвучию с имеющимся словом ‘Versuchskaninchen’. В разговорном немецком языке данная ЛЕ означает ‘человек, на котором проводят опыты, который должен что-то апробировать’. В словаре К. Дудена ЛЕ имеет помету ‘abwertend’ 
. ‘Kantinchen’ – диминутив лексической единицы ‘Kantine’, передающий субъективно оценочное значение – ‘малый размер’. Таким образом, сконструированное автором название креативно, оригинально, экспрессивно, но, скорее всего, имеет отрицательную коннотацию для потенциального клиента – как правило, никто добровольно не хочет быть подопытным кроликом. Названиями, имеющими отрицательную коннотацию, являются, на наш взгляд, (38) «Affenfrittengeil», (39) «Apocalypse», (40) «Black Devil», (41) «Doggi Style», (42) «Food Drug».

Авторская языковая игра реализуется с помощью использования прецедентных текстов и их модификаций. Модификация прецедентных текстов применяется с целью усиления семантического значения, например, (43) «Let It Beef»; (44) «Rolling Smoker»; (45) «Peter Pane Foodtruck»; (46) «Eis im Glück»; (47) «Tom & Berry Foodtrucks». Лингвокреативность примера (43) «Let It Beef» основана на языковой игре, реализуемой модификацией названия известной песни группы «The Beatles» «Let It Be». В названии фудтрака исходный компонент ‘Be’ заменен созвучным компонентом ‘Beef’, и модифицированное название приобрело новый смысл – «Пусть будет говядина». Пример (46) «Eis im Glück» это модифицированное название прецедентного текста – названия немецкой народной сказки «Hans im Glück». В названии фудтрака наблюдается замещение имени собственного ‘Hans’ нарицательным существительным ‘Eis’.

Желание владельца бизнеса иметь оригинальное и запоминающееся название, минимизировать при этом речевые усилия, но усилить самовыражение влечет за собой осознанное отступление не только от языковых, но и этических норм и выход за рамки приличия, например, (48) «fucking burger», (49) «Leck Mich – Eis Catering», (50) «Äss-Bar», (51) «Bratanʼs Schaschlik», (52) «Doggi Style». Данные названия могут быть квалифицированы как лингвотоксины, которыми принято считать слова и обороты, наносящие «вред языку, коммуникативной системе и языковому сознанию носителей этого языка вплоть до трансформации их картины мира»

. В данных названиях наблюдается использование грубой ненормативной лексики, лексики, близкой к негативно окрашенной по созвучию, лексики, имеющей инвективную коннотацию. Скорее всего, такие провокационные названия объясняются стремлением номинатора шокировать, эпатировать и таким образом привлечь внимание потенциального клиента к фудтраку и предлагаемым им бургерам, мороженому и ассортименту бара несмотря на то, что по правилам нейминга, имя продукта или услуги должно вызывать у клиента положительный комплекс ассоциаций, эмоций и представлений.

3. Заключение

Подведем итоги. В названиях немецких фудтраков авторская лингвокреативность реализуется целенаправленным нарушением норм на различных языковых уровнях. Нарушаются орфографические, грамматические, семантические, стилистические нормы как немецкого, так и английского языков. Номинаторы используют и создают из существующих языковых единиц новые креативные, нестандартные языковые средства, которые не всегда имеют положительную коннотацию, а иногда и явную пейоративную семантику. Для эпатажа, провокации и привлечения внимания используются лингвотоксины. Вопрос о том, являются ли лингвотоксины проявлением лингвокреативности, остается открытым и требует дальнейшего исследования. В связи с этим дальнейшее изучение лингвокреативности на материале названий немецких фудтраков представляется нам весьма перспективным. Материал и результаты данного исследования могут стать источниками примеров коммуникативных неудач в курсах по стилистике, лексикологии и орфографии современного немецкого языка.

Article metrics

Views:539
Downloads:7
Views
Total:
Views:539