Art#: 4844
DOI: https://doi.org/10.18454/RULB.2021.27.3.9

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Kirillova V.Yu. CORRELATIVE WORDS WITH NEW RUSSIAN COMPONENTS IN THE CHUVASH AND MARI LANGUAGES / V.Yu. Kirillova // Russian Linguistic Bulletin. — 2021. — № 3 (27). — С. 35—37. — URL: https://rulb.org/ru/article/%d0%bf%d0%b0%d1%80%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d1%81%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d1%81-%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%83%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%bc%d0%b8-%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%bf%d0%be%d0%bd%d0%b5%d0%bd/ (дата обращения: 22.10.2021. ). doi:doi.org/10.18454/RULB.2021.27.3.9
Kirillova V.Yu. CORRELATIVE WORDS WITH NEW RUSSIAN COMPONENTS IN THE CHUVASH AND MARI LANGUAGES / V.Yu. Kirillova // Russian Linguistic Bulletin. — 2021. — № 3 (27). — С. 35—37. doi:doi.org/10.18454/RULB.2021.27.3.9

Импортировать


ORCIDКириллова В.Ю.1
1 , Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова, Чебоксары, Россия
ПАРНЫЕ СЛОВА С НОВОРУССКИМИ КОМПОНЕНТАМИ В ЧУВАШСКОМ И МАРИЙСКОМ ЯЗЫКАХ
Аннотация
Работа посвящена изучению парных слов в языках центральной зоны Волго-Камского языкового союза – чувашском и марийском. Цель исследования – описать пласт парных слов с новорусскими компонентами в указанных языках (например, чув. хаçат-журнал ‘периодические издания’, мар. газет-журнал тж., восходящие к русским или опосредованным им европейским этимонам). Таких единиц в каждом из языков насчитывается менее десятка. При этом они на общем лексическом фоне выделяются особой выразительностью, нередко выражающейся в бытовании нерусского слова из двух русских основ. Результаты работы могут быть использованы при составлении сравнительной грамматики чувашского и марийского языков, а также при изучении межэтнических контактов в условиях Волго-Камского языкового союза в целом.
Ключевые слова: парные слова, словообразование, языковые контакты.
Страницы: 35 - 37

ORCIDKirillova V.Yu.1
1 , Chuvash State University, Cheboksary, Russia
CORRELATIVE WORDS WITH NEW RUSSIAN COMPONENTS IN THE CHUVASH AND MARI LANGUAGES
Abstract
The article examines correlative words in the languages of the Volga-Kama region, namely the Chuvash and Mari languages. The aim of the article is to describe a layer of correlative words with new russian components in these languages (for example, Chuvash хаçат-журнал (khasat-zhurnal) and Mari газет-журнал (gazet-zhurnal) — meaning "periodicals", dating back to Russian or European etymons mediated by it). There are less than a dozen such units in each of the languages. At the same time, they stand out against the general lexical background with a particular expressiveness often expressed in the presence of a non-Russian word from two Russian stems. The results of the study can be used in the compilation of a comparative grammar of the Chuvash and Mari languages as well as in the study of interethnic contacts in the languages of the Volga-Kama region.
Keywords: correlative words, word formation, language contacts.
Pages: 35 - 37
Почта авторов / Author Email: walentina_83[at]mail.ru

Введение

Парные слова составляют особый пласт, играющий значительную роль в организации лексической системы языков Урало-Поволжья, и даже более – они имеют свойство перекликаться с их синтаксическим строем.

Интереснейшей проблемой функционирования парных слов в языках центральной зоны Волго-Камского языкового союза чувашском и марийском следует признать наличие уникальных единиц с русскими или иными европейскими компонентами. При комбинировании таких единиц получаются необычные лексические композиты по происхождению всецело или наполовину русские (европейские), однако по сути чувашские или марийские. Вовлечение слов с явными признаками иноязычного происхождения в парное словопроизводство свидетельствует об активности и востребованности данного способа деривации.

Методы и принципы исследования

Цель работы – описать пласт парных слов с новорусскими компонентами. Под новорусскими здесь необходимо понимать русские заимствования, в том числе опосредованные русской культурой европеизмы, в условиях другого языка сохраняющих идентичное звучание и написание или же подвергающиеся минимальной фонетической адаптации, например: рус. правительство → чув. правительство, мар. правительстве; лат. litteratura  рус. литература → чув. литература, мар. – литератур. Для ср.: старозаимствованные русизмы в чувашском и марийском языках исходно претерпели значительные изменения и обыденным языковым сознанием не воспринимаются в качестве русских заимствований: чув. вырăс, мар. руш ← рус. русский; чув. пĕрене, мар. пырня ← рус. бревно, чув. хунар, мар. понар ← рус. фонарь ← ср.-греч. φανάρι ‘светильник, свет, факел’, чув. ыраш, мар. уржа ← рус. рожь. Материалом исследования послужили парные слова с явно осознаваемыми иноязычными (русскими и европейскими) компонентами, нашедшие отражение в академических словарях сопоставляемых языков.

Основу исследования составили положения, получившие отражение в работах чувашских языковедов Н. А. Андреева [1], И. П. Павлова [3], Г. Н. Семеновой и А. М. Ивановой [4], [5], [6].

Основные результаты

Чувашский и марийский языки обладают своеобразным пластом лексики – так называемыми парными словами. Ими являются лексические единицы, состоящие главным образом из двух компонентов и связанные между собой синтаксически на основе синонимических, ассоциативных либо антонимических отношений. В состав парных слов также включаются слова с дивергентной редупликацией. Например: чув. ăс-хакăл ‘разум’ < ăс ‘ум’ + хакăл из араб. عقل ‘ум, разум’, мар. уш-акыл тж.; чув. атте-анне ‘родители’ < атте ‘отец’ + анне ‘мать’, мар. ача-ава тж. < ача ‘отец’ + ава ‘мать’; чув. ырă-усал ‘добро и зло’ < ырă ‘добрый’ + усал ‘злой’, мар. поро-осал тж.; чув. чăштăр-чаштăр подражание шуршанию, мар. чыштыр-чоштыр подражание мерным звукам, издаваемым режущим инструментом (подробнее см.: [5]).

Обычно парные слова производятся на этноязыковом материале, и на этом фоне весьма неожиданными представляются образования с компонентами, сохраняющими явный след иноязычного происхождения. Сказанное прежде всего относится к русизмам в чувашском и марийском языках.

В чувашском языке прочно утвердились следующие парные слова с условно русскими компонентами:

чув. орден-медаль собир. ‘ордена и медали, награды, регалии’ [9, С. 264] < рус. орден + медаль;

чув. фабрика-завод собир. ‘фабрики и заводы’ [9, С. 525] < рус. фабрика + завод;

чув. хаçат-журнал собир. ‘газеты и журналы, периодические издания, пресса’ [9, С. 539] < чув. хаçат из рус. газета + журнал.

Парное слово сад-пахча ‘сады, огороды’ (< рус. сад + чув. пахча ‘огород’) чувашскими словарями не фиксируется. Дело в том, что в текстах чаще всего встречается его форма, осознаваемая носителями как синтагма, построенная по схеме изафета второго типа: сад пахчи букв. огород сада. Между тем данное словосочетание вполне может быть осознано и в качестве парного образования сад-пахча в выделительной форме с показателем (сад-пахчи ‘его огороды и сады’). Более того, нам представляется, что именно в таком статусе оно существует в чувашском языке. Наблюдения показывают, что нетрадиционное орфографирование парного слова – слитное либо раздельное – может сформировать их упрощенное восприятие даже в среде лингвистов, ср.: чув. хĕрарăм ‘женщина’ (согласно правилу орфографировать парные слова через дефис должно писаться хĕр-арăм < хĕр ‘девочка, девушка’ + арăм ‘жена, женщина’, ср. с тат. хатын-кыз ‘женщина’ < хатын ‘жена’ + кыз ‘девочка, девушка’); çĕршыв ‘страна’ (= çĕр-шыв < çĕр ‘земля’ + шыв ‘вода’), как правило, не воспринимаются в качестве парных слов.

Следующий круг парных слов сложно назвать устоявшимися единицами чувашского языка. Скорее речь идет об индивидуальных употреблениях речевого порядка, спешно зафиксированных языковедами:

аспид-çĕлен ‘пресмыкающиеся’ [8, C. 170] < рус. аспид + чув. çĕлен ‘змея’;

епископ-архиерей ‘священнослужители’ [8, C. 170] < рус. епископ + архиерей;

йĕрке-норма ‘порядок’ [4, C. 36] < чув. йĕрке ‘порядок’ + рус. норма;

кĕнеке-журнал собир. ‘книги и журналы’ [9, C. 169] < чув. кĕнеке ‘книга’ + рус. журнал;

кĕнеке-хаçат собир. ‘книги и газеты’ [9, C. 169] < чув. кĕнеке ‘книга’ + рус. журнал;

купăс-баян собир. ‘музыкальные инструменты’ [9, C. 193] < чув. купăс ‘гармонь’ + рус. баян;

мина-снаряд [11, C. 342] ‘боеприпасы среднего и крупного калибра’ < рус. мина + снаряд;

тимĕр-чугун [10, C. 279] ‘железо и его аналоги’ < чув. тимĕр ‘железо’ + рус. чугун.

Марийскими словарями фиксируется лишь два парных слова с условно русскими компонентами:

сад-пакча ‘фруктовый сад’ [7, Т. 6, С. 125] (см. чув. сад-пахча) < рус. сад + мар. пакча ‘огород’;

целлюлоз-кагаз ‘целлюлозно-бумажный; производящий целлюлозу и бумагу, относящийся к такому производству’ [7, Т. 8, С. 268] < рус. целлюлоза ‘целлюлоза’ + мар. кагаз ‘бумага’.

В последнем примере русский перевод марийского парного слова условный. Речь в данном случае идет о марийском существительном, но не о прилагательном, как это нашло отражение в русской интерпретации.

Парное слово газет-журнал ‘газеты и журналы; пресса’ (ср. с чув. хаçат-журнал), согласно корпусу марийского языка, включающего более 20 миллионов словоупотреблений [2], фиксируется с 1976 г. Всего же в корпусе отмечено 52 его употребления, по большей части приходящихся на 2000 гг. Между тем данное слово еще не нашло отражения в словарях марийского языка, хотя оно того заслуживает. Маловероятно, что слово газет-журнал обусловлено чувашским влиянием, скорее всего оно является результатом самостоятельного развития типологически сходных языков.

Единичные фиксации марийских единиц с русскими компонентами коррелируют с количественной представленностью самих парных слов в исследуемых языках. Согласно нашим подсчетам, парные слова в марийском языке составляют 1,2 процента всей лексики, в чувашском языке настоящий показатель равняется 4,7 процентам.

Заключение

Парные слова с новорусскими и опосредованными русским языком европейскими компонентами составляют скорее исключение, чем правило. Представляется, что данное обстоятельство свидетельствует о древности парного словообразования: во-первых, актуальные слова, обусловленные исконной лексикой, уже существуют, а необходимости в новой подобной лексике нет; во-вторых, парное словообразование в сравниваемых языках настолько развито, что в него вовлекаются и новозаимствования.

Вместе с тем анализ материала говорит о том, что композитообразование востребовано в марийском языке в меньшей степени, видимо, вследствие тюркского влияния с его развитыми способами парной деривации.

Сокращения / Abbreviations:

Араб. – арабский язык; букв. – буквально; лат. – латинский язык; мар. – марийский язык; рус. – русский язык; см. – смотрите; собир. – собирательное существительное; ср. – сравните; ср.-греч. – среднегреческий язык; тат. – татарский язык; тж. – то же; чув. – чувашский язык.

Список литературы / References:
  1. Андреев Н. А. Чăваш чĕлхин лексикологийĕ / Н. А. Андреев. – Шупашкар : Чăвашгосиздат, 1961. – 160 с.
  2. Корпус марийского языка [Электронный ресурс]. – URL: http://corp.marnii.ru/ (дата обращения: 14.07.2021).
  3. Павлов И. П. Парные слова в современном чувашском языке / И. П. Павлов // Исследования по этимологии и грамматике чувашского языка. – Чебоксары, 1988. – С. 56–77.
  4. Семенова Г. Н. Именные композиты в чувашском языке / Г. Н. Семенова. – Чебоксары : Изд-во Чуваш. ун-та, 2002. – 158 с.
  5. Семенова Г. Н. Словообразование в чувашском языке – II / Г. Н. Семенова, А. М. Иванова // Вестник Чувашского университета. – 2013. – № 1. – С. 167–170.
  6. Иванова А. М. Агнонимичные парные слова в чувашском языке / А. М. Иванова // Ашмаринские чтения : Изд-во Чуваш. ун-та. – Чебоксары, 2014. – С. 67–74.
  7. Словарь марийского языка : в 10 т. / Мар. ордена «Знак Почета» научн.-исслед. ин-т яз., лит. и истории им. В. М. Васильева. – Йошкар-Ола, 1990–2005.
  8. Студенцов О. Р. Инновации в лексике церковно-богослужебных текстов на чувашском языке в переводах И. Я. Яковлева и его школы (1871–1917 гг.) : дис… канд. филол. наук / О. Р. Студенцов. – Чебоксары, 2007. – 329 с.
  9. Чăвашла-вырăсла словарь = Чувашско-русский словарь / редакторĕ М. И. Скворцов. – М. : Рус. яз., 1985. – 712 с.
  10. Чăваш чĕлхин орфографи словарĕ / хатĕрлекенĕ А. А. Алексеев; наука ред. И. П. Павлов, Ю. М. Виноградов. – Шупашкар : Чăваш кĕн. изд-ви, 2002. 398 с.
  11. Zheltov P. Reverse Dictionary of Chuvash = Обратный словарь чувашского языка / P. Zheltov, E. Fomin, J. Luutonen. – Helsinki, 2009. – 344 p.

Список литературы на английском / References in English:
  1. Andreev N. A. Chаvash chеlhin leksikologijе [Lexicology of the Chuvash language] / N. A. Andreev. – Shupashkar : Chеvashgosizdat, 1961. – 160 p. [in Chuvash]
  2. Korpus marijskogo yazyka [Electronic resource] [Mari Corpus]. – URL: http://corp.marnii.ru/ (data obrashcheniya: 14.07.2021). [in Russian]
  3. Pavlov I. P. Parnye slova v sovremennom chuvashskom yazyke [Paired words in the modern Chuvash language] / I. P. Pavlov // Issledovaniya po etimologii i grammatike chuvashskogo yazyka. – Cheboksary, 1988. – P. 56–77. [in Russian]
  4. Semenova G. N. Slovoobrazovanie v chuvashskom yazyke – II [Word formation in the Chuvash language – II] / G. N. Semenova, A. M. Ivanova // Vestnik Chuvashskogo universiteta. – 2013. – № 1. – P. 167–170. [in Russian]
  5. Semenova G. N. Imennye kompozity v chuvashskom yazyke [Nominal composites in the Chuvash language] / G. N. Semenova. – Cheboksary : Izd-vo Chuvash. un-ta, 2002. – 158 p. [in Russian]
  6. Ivanova A. M. Agnonimichnye parnye slova v chuvashskom yazyke / A. M. Ivanova // Ashmarinskie chteniya. – Cheboksary, 2014. – P. 67–74. [in Russian]
  7. Slovar’ marijskogo yazyka : v 10 t. [Dictionary of the Mari language] / Mar. ordena «Znak Pocheta» nauchn.-issled. in-t yaz., lit. i istorii im. V. M. Vasil’eva. – Joshkar-Ola, 1990–2005. [in Mari & Russian]
  8. Studencov O. R. Innovacii v leksike cerkovno-bogosluzhebnyh tekstov na chuvashskom yazyke v perevodah I. Ya. Yakovleva i ego shkoly (1871–1917 gg.) [Innovations in the vocabulary of church-liturgical texts in the Chuvash language in the translations of I. Ya. Yakovlev and his school (1871–1917)] : dis… PhD in Phililogy / O. R. Studencov. – Cheboksary, 2007. – 329 p. [in Russian]
  9. Chаvashla-vyrаsla slovar’ = Chuvashsko-russkij slovar’ [Chuvash-Russian dictionary] / edit. M. I. Skvorcov. – M. : Rus. yaz., 1985. – 712 p. [in Chuvash & Russian]
  10. 10. Chаvash chеlhin orfografi slovarе [Spelling dictionary of the Chuvash language] / hatеrlekenе A. A. Alekseev; nauka red. I. P. Pavlov, Yu. M. Vinogradov. – Shupashkar : Chаvash kеn. izd-vi, 2002. – 398 p. [in Chuvash]
  11. Zheltov P. Reverse Dictionary of Chuvash = Obratnyj slovar’ chuvashskogo yazyka [Reverse Dictionary of Chuvash] / P. Zheltov, E. Fomin, J. Luutonen. – Helsinki, 2009. – 344 p. [in Chuvash, Russian & English]

Лицензия Creative Commons - Creative Common Licence
Это произведение доступно по – This material is available under Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная