EVENK HYDRONYMS OF THE NORTH OF TRANSBAIKALIA: SEMANTICS OF NAMES OF WATER OBJECTS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/RULB.2023.37.8
Issue: № 1 (37), 2023
Suggested:
20.11.2022
Accepted:
07.12.2022
Published:
16.01.2023
84
0
XML PDF

Abstract

This article presents a lexico-semantic analysis of the hydronyms of the northern regions of Transbaikalia Krai of Evenk origin. The aim of this paper is to characterize the Evenk hydronymic material of the northern regions of Transbaikalia territory in terms of the principles of nomination of water bodies. The main methods of the study are the those of etymological, formant, and lexico-semantic analyses. The total number of hydrolexemes analysed was 246 units, most of which are the names of rivers, lakes, streams. The most productive semantic types and semantic models of the hydronymic lexicon included in them were determined in accordance with the results of the study. The results are relevant for comparative toponymic research.

1. Введение

Топонимия северных районов Забайкалья еще не была предметом специальных лингвистических научных исследований несмотря на то, что изучение географических названий Забайкальского края или Читинской области, вошедшей в состав Забайкальского края в 2015 году, имеет свою, сравнительно недолгую, историю. Некоторые общие вопросы тунгусо-маньчжурского пласта топонимикона восточной части Сибири рассмотрены в статье Г.М. Василевич «Топонимика Восточной Сибири»

, посвященной в большей степени не топонимике, а проблеме этногенеза эвенков сквозь призму топонимики. Топонимический материал Верхнего Приамурья стал источником изучения истории заселения региона в исследованиях О.Ю. Тарасова
,
. Из сугубо топонимических работ в первую очередь стоит упомянуть словарь М.Н. Мельхеева «Географические названия Восточной Сибири: Иркутская и Читинская области»
. Словарь содержит описания некоторых топонимов востока Сибири с точки зрения этимологии. Словари топонимов Забайкалья Т.В. Федотовой
,
дают объяснение этимологии и значения названий географических объектов различного происхождения, в том числе русского, бурятского, эвенкийского. Интересный опыт описания топонимического материала Забайкалья представлен также в работах Р.Г. Жамсарановой: «Топонимия Восточного Забайкалья»
, «Материалы к региональному топонимическому словарю»
.

Новизна исследования обусловлена ранее не подвергавшимся лексико-семантическому анализу топонимическим материалом.

Территориальные рамки исследования ограничены северными районами Забайкальского края: Каларским, Тунгиро-Олекминским и Тунгокоченским, — где наблюдается высокая концентрация эвенкийских тополексем.

2. Методы и принципы исследования

В качестве источника списка гидронимов использовались данные, полученные в ходе экспедиций Е.В. Меркель в 2021-2022 гг., картографические сведения, а также реестр географических названий объектов Забайкальского края, зарегистрированный в Автоматизированном государственном каталоге географических названий по состоянию на 16 декабря 2021 года.

Прежде чем приступить к анализу каждый гидроним был охарактеризован с точки зрения географической привязки и этимологии. С этой целью использовались сведения информантов. За время экспедиций методом полуструктурированного интервью всего было опрошено 23 уроженца исследуемых территорий разного возраста (1934-1990 г.р.). Только часть информантов (10 человек) являются билингвами и свободно владеют эвенкийским языком. Полученные от респондентов сведения о происхождении и значении топонима в дальнейшем соотносились с данными эвенкийско-русских словарей Г.М. Василевич

, А.Н. Мыреевой
и пр.

При делении гидронимов на семантические группы и подгруппы мы основывались на семантической классификации, представленной в посвященном эвенкийским гидронимам диссертационном исследовании К.И. Юргина

, который выделял 3 семантических типа гидронимов, а именно:

1) гидронимы, связанные с физико-географическими условиями;

2) гидронимы, которые отражают жизнь и деятельность человека;

3) названия, связанные по значению основы с природными явлениями, стихийными бедствиями и наличием полезных ископаемых.

Все семантические типы подразделяются на ряд отражающих определенные характерные особенности подтипов, которые в свою очередь представлены несколькими семантическими моделями.

Под семантическим типом мы, вслед за А.И. Рудных

, понимаем совокупность топонимов, образованную на основе обобщенного признака, идентичного для группы географических названий. Термин «семантическая модель», в основе содержания которого лежит семема, обозначает более узкое понятие и «употребляется для определения того значения, которое было взято за основу при наименовании географического объекта»
. Таким образом, внутри одного семантического типа реализовано несколько семантических моделей, общность которых обусловлена интегральным содержательным признаком. Частотность той или иной семантической модели позволяет говорить о её продуктивности внутри семантического типа, в то время как по количественным показателям входящих в семантический тип гидронимов возможно определить продуктивность уже самого семантического типа.

3. Основные результаты

Анализ 246 гидронимов севера Забайкалья позволил определить семантический состав топонимной лексики и выделить следующие классы слов.

Первый семантический тип включает в себя наименования водных объектов, связанные с физико-географическими условиями. К этой группе относятся гидронимы, отражающие характерные особенности окружающего ландшафта (наличие гор, долин, тундры или болот и т.д.): они говорят о том, где и по какой местности протекает река. Здесь семантические модели представлены такими семемами, как, например:

- «болото/амут»: оз. Амудиса в Каларском и Тунгокоченском районах – «озеро в местности, где сплошные болота»

;

- «лужайка»: р. Китемяхта – «река в местности, где множество лужаек»

;

- «равнина»: р. Наминнга – «река с пологими берегами»

;

- «hаку/ закрытая местность» – р. Аку (притоки рр. Эймнах, Калакан), р. Саку, р. Саку-Макит, р. Сакуканныр, р. Сакукан (притоки рр. Калар, Большая Икабья, Катугин; левая составляющая р. Калар и река, впадающая в оз. Чиканда), р. Верхний Сакукан, р. Средний Сакукан, р. Сакукан 1-й, р. Сакукан 2-й.

Признак «характер грунта» находит отражение в следующих названиях:

- с семемой «глина»: руч. и р. Тукалачи (притоки рр. Калар, Калакан, Каларский Калакан); название водных объектов Читканда (приток р. Калар и озеро в верховьях р. Хани) по одной из версий восходят к эвенкийскому чата – «глина; грязь на берегу»

;

- с семемой «камень»: р. Дёло (2 притока р. Калар), р. Дело, р. Дулахи, р. Джелу – «каменистая речка»

, а также р. Дялтукта – «река с мелкими камнями»
, р. Деловун, р. Дёловун, руч. Дёловун, р. Нижний Дёловун – «река в местности, где скалы на горах»
;

- с семемой «песок, щебень, галька; песок на отмели»): руч. Ингачи, р. Инача (название последней, по мнению Ф.К. Комарова, представляет собой искажение от эвенк. инга

.

В эту же группу входят названия, которые характеризуют реку в зависимости от особенностей русла, быстроты течения, наличия порогов и перекатов, например: р. и руч. Чопко (приток рр. Верхняя Мокла, Средняя Мокла, Гуля), руч. Чопко Верхний, р. Чопко Верхняя, р. Малый Чопкокон, р. и руч. Верхний Чопкокон, руч. Човкокон, р. Чопкокон (2 притока р. Калар, притоки рр. Мокла, Верхняя Мокла, Средняя Мокла, Тундак, Тунгир, Ненюга), р. Чопкокто, р. Чопкочен, производные от эвенк. чопко – «яма, впадина»

.

Стоит отметить, что в работе Ф.К. Комарова топонимы Чопко, Чопкокан переводятся как «река, текущая по горной долине» (чопко – «каньонообразная долина; горная впадина, яма на горе» (значение характерно для нескольких говоров, в том числе тунгирского)

, тогда как в исследовании К.И. Юргина дается другой перевод – «яма»
. Однако эти противоречия не являются принципиальными, так как не влияют на семантическую характеристику гидронима.

Достаточно часто на севере Забайкалья встречаются гидронимы с семемой «горный перевал»

: р. Давандяк, р. Давагун, р. Большой Даван, руч. Давагичи, руч. Давагичи Верхняя, руч. Давагичи Нижняя, руч. Давакачан, руч. Давакит, р. Даван, р. Даван Правый, р. Давакша. Более точный перевод названий этих водных объектов «речка, которая пересекает хребет», «проходит напрямую через хребет»
. В качестве синонима к этой семантической группе можно причислить и гидроним р. Октокит-Каларский – «место, где проходит тропа»
.

Встречаются водоёмы, получившие названия по наличию островов: р. Букачачи, руч. Букчанак, р., руч. и два озера Буричи – «имеющий остров»

.

Семема «скорость» реализуется в названиях р. и прот. Эекта – «быстро текущая река»

, р. Ималык – «быстрый, скорый, проворный»
.

В отдельную группу следует выделить названия, характеризующие реку в зависимости от того, откуда она берет начало или куда впадает. Это, например, названия рек, которые берут начало из родников (ключей). Семема «ключ» выражается в ряде гидронимов, имеющих основу «юктэ» (с эвенк. – «незамерзающий ключ, родник») – р. Юктэ (притоки рр. Большая Тора и Сеннинай), р. Юктэкэн (притоки рр. Нерча и Большая Икабья).

К числу очень продуктивных семантических моделей следует отнести группу гидронимов с семемой «наледь», которые характеризуют объект по наличию на реке наледи. Указанная топооснова выступает в сочетании с различными формантами, образуя достаточно разветвленную словообразовательную парадигму: р. Амнуннакан (притоки рр. Тунгир, Луча), р. и руч. Амнуннакачи (правые и левые притоки р. Калар, приток рр. Лопча, Тунгир, река, впадающая в безымянное озеро в левобережье р. Тунгир), р. Амнуннакта (притоки рр. Таксима, Тунгир, Джела, Большой Эльгакан, Нюкджа, Гобдякит, Нижняя Амнуннакта), р. Амнунная, р. Большая Амнундакачи (приток рр. Инача и Олёкма), руч. Малый Амнундакачи, р. Верхняя Амнуннакта, р. Амнунакачи, рр. Правая и Левая Амнуннакачи, руч. Левый Амнанакачи, р. Левая Амнуннакачи (приток рр. Лопча и Олёкма), р. Амнунда и т.д.

В подгруппу наименований водных объектов по цвету, наличию запаха, солей и вкуса воды нами отнесены гидронимы, производные от эвенк. тала – «солонец»

. Это р. Талакан (2 приток р. Калар), р. Талакит, р. Талачи, р. Большая Талачи, рр. Большой и Малый Талакан (приток р. Нерча, Талакан и Дэлингдэ), руч. Талакашек, Талакашка, р. Талакашка, Правая и Левая Талакашка и т.д. Синонимическая группа гидронимов образована топонаименованиями от эвенк. куду - «солончак, солонец»
: кл. Куду, руч. Кудукан, р. Кудучи, р. Кудукта.

Группа гидронимов Тунгиро-Олёкминского района образует парадигму со значением «вонючая (с минеральной водой)»: р. Мокла, р. Мокла Верхняя, р. Мокла Средняя, р. Мокла Малая

.

Еще одна семантическая подгруппа включает названия, характеризующие реку в зависимости от её величины, полноводности и от расположения относительно другой. По мнению К.И. Юргина, обращение к признаку «величина объекта» происходит в том случае, когда не оказывается дифференцирующих признаков, которые можно было бы положить в основу названий

. Приведем примеры с семемой «величина»: р. Бирамиян содержит суффикс –мия со значением увеличения, р. Берея, искаженное от бирая – «речка, полноводная весной и сильно обсыхающая к осени»
, р. Биракачан – «речушка, ручей»
.

Реки, которые расположены недалеко друг от друга, по соседству, носят название дагалдын (от дага – «близко, возле, вблизи», -лды – суффикс совместного залога

): р. Дагалдын (впадает в оз. Ничатка, приток рр. Малая Тора и Бирамиян). Расположение реки может быть отмечено относительно двух других объектов, когда третий занимает срединное положение: р. Дулисма, р. Дулишма (притоки рр. Верхняя Мажильту, Юмурчен, Ушумун) – «срединная речка»
.

Традиционно к продуктивными семантическими моделями относят группу названий, основы которых отражают растительный мир, однако на севере Забайкалья (в частности, в топонимике Каларского района) они представлены спорадически: р. Талгиг (от эвенк. талгиг – «чаща с валежником»

), р. Сивагин (приток р. Верхняя и Средняя Мокла), р. Сиваткан (от эвенк. сивэ̄ктэ – хвощ; молодая травка на заболоченных лужайках
), р. Вторая Деканда (от эвенк. диктэ – «ягода; голубика; черника»
.

Такая же ситуация наблюдается с гидронимами, мотивированными названиями представителей животного мира: р. Гипчэнак - предположительно, от эвенк. гипчэн – «дикая коза»

, р. Оломокит (искаженное от олломакит – «место, где ловят рыбу»
, р. Давачан, р. Девочанды — от эвенк. даватчан - красная рыба, озерно-речная рыба рода гольцов, оз. Ничатка (искаженное от ничангда) — от эвенк. нича – «сорога (рыба)»
, р. Этырка, оз. Этырко, р. Южная Этырка – предположительно от эвенк. этырку – «медведь»
, р. Сулаки — от эвенк. сулаки – «лиса»
.

Второй семантический тип включает в себя речные названия, которые отражают жизнь и деятельность человека. Эта группа подразделяется на ряд подгрупп, которые характеризуют занятие жителей, их жизнь и перемещения, игры, увлечения и религиозные обряды.

Здесь в первую очередь следует остановиться на названиях, указывающих на наличие стоянок, пастбищ и построек. «При кочевом образе жизни люди выбирают стоянки в зависимости от времени года, наличия пастбищных угодий и окружающей среды. Зимние стоянки – в лесу, где легче доставать дрова, осенью – где больше богатых промысловых угодий. Это нашло отражение в названиях рек»

. Например, р. Анамдяк – «место, где водятся лоси, временное (летнее) пастбище лосей»
, р. Болодёк – «место, где однажды провели осень»
.

На больших просторах Забайкалья было важным событием встретить в тайге на берегу реки охотничью бревенчатую избушку, лабаз, деревянный чум или шалаш из веток, пригодный для жилья. Такие объекты для охотников и рыбаков являлись лучшими ориентирами, относительно которых можно было найти нужную речку.

Семема «лабаз, амбар» встречается в достаточно большой группе гидронимов: р. Пурилях – от эвенк. пури, р. Колбочи (притоки рр. Средняя Мокла, Багдарин, Верхняя Корсуга) — от эвенк. колбо «лабаз», р. Сайбачи (притоки рр. Тунгир, Средняя Мокла), р. Большая Сайбачи, р. Сайбочи, р. Сайвачи (притоки рр. Нижняя Корсуга, Ненюга, Средняя Мокла), р. Сайволни, р. Сайваки, руч. Правый и Левый Сайваки, р. Сайволни, р. Сайвольги – от эвенк. сайба «склад, амбарчик, лабаз (на сваях)»

.

Отметим, что названия водных объектов от эвенк. сайва встречаются в бассейне только ряда рек, например, в покотях Средней и Верхней Моклы; такая территориальная ограниченность обусловлена характерностью лексемы сайва только для тунгирского говора.

Распространены топонимы-дублеты, производные от эвенк. гулэ – «изба; зимовье»

: р. Гуля (притоки рр. Тунгир, Тунгирикан), р. Гулакача, р. Большая Гулакача, р. Малая Гулакача, р. Гулэни, р. Гуликачи и др.

Охота и рыболовство отражены в следующих топонимах: р. Арекича – от эвенк. о̄рекӣчӣ «имеющий место, где приманивают самца-изюбра»

; р. Бугунгда – от эвенк. бугу «изюбр-самец весною (сезонное название)»
; р. Жибкоз, р. Жипкоша – от эвенк. дипкэ «дикий бык-олень шести лет»
; р. Каравкит – от эвенк. каравкӣт «засада, место подкарауливания»
.

Оленеводческая направленность эвенкийского традиционного хозяйства находит свое подтверждение в топонимах: р. Демкукан, р. Джемкукан, р. Джемкуни — от эвенк. демку «название болотного растения, которое любят олени и лоси»

; р. Имаганджак, руч. Имаганждак Правый и Левый — от эвенк. имагандя̄к «место, где произошел преждевременный отел»
; р. Куречи — от эвенк. куре̄чӣ «имеющий огороженное место, загон для оленей»
, р. Онгко — от эвенк. оӈко «кормовое место, пастбище (оленье); ягель (олений мох)»
.

К третьему семантическому типу гидронимов относятся названия, связанные по значению основы с природными явлениями, стихийными бедствиями и наличием полезных ископаемых. К этой группе нами отнесены гидронимы, указывающие на наличие пожара. Большое распространение получило название Бугарикта – от эвенк. бугар «гарь, сплошная гарь на большой площади»

: р. Бугарикта (притоки рр. Тунгир, Каренга, Витим), р. Бугарикта-Нерчинская, р. Бугаричи, р. Нижняя Бугаричи, р. Бугарикта Левая, р. Нижняя Бугарикта и т.д.

К числу гидронимов, указывающих на наличие полезных ископаемых, относится топоним р. Чулбачи — от эвенк. чулба «кварц»

и суффикса -чи со значением обладания.

4. Обсуждение

Как показал анализ, наиболее продуктивный семантический тип включает в себя гидронаименования, отражающие физико-географические реалии. Высокой частотностью здесь выделяются семантические модели с семемами:

- «солонец» — 20 ед. (р. Талакан, р. Талакит, р. Талачи, р. Большая Талачи, рр. Большой и Малый Талакан кл. Куду, руч. Кудукан, р. Кудучи, р. Кудукта и др.);

- «яма, впадина» — 20 ед. (р. и руч. Чопко (приток рр. Верхняя Мокла, Средняя Мокла, Гуля), руч. Чопко Верхний, р. Чопко Верхняя, р. Малый Чопкокон, р. и руч. Верхний Чопкокон, руч. Човкокон, р. Чопкокон (2 притока р. Калар, притоки рр. Мокла, Верхняя Мокла, Средняя Мокла, Тундак, Тунгир, Ненюга), р. Чопкокто, р. Чопкочен).

- «наледь» — 19 ед. (р. Амнуннакан, р. и руч. Амнуннакачи, р. Амнуннакта, р. Амнунная, рр. Правая и Левая Амнуннакачи, руч. Левый Амнанакачи, р. Левая Амнуннакачи, р. Амнунда и т.д.);

- «закрытая местность» — 14 ед. (р. Аку (притоки рр. Эймнах, Калакан), р. Саку, р. Саку-Макит, р. Сакуканныр, р. Сакукан (притоки рр. Калар, Большая Икабья, Катугин; левая составляющая р. Калар и река, впадающая в оз. Чиканда), р. Верхний Сакукан, р. Средний Сакукан, р. Сакукан 1-й, р. Сакукан 2-й).

Гидронимы, отражающие жизнь и деятельность человека, образуют менее продуктивный семантический тип, в котором количественно отличаются семантические модели с семемами «лабаз» — 17 ед. (р. Пурилях, р. Колбочи, р. Большая Сайбачи, р. Сайбочи, р. Сайвачи, руч. Правый и Левый Сайваки и др.) и «зимовье» - 12 ед. (р. Гуля, р. Гулакача, р. Большая Гулакача, р. Гулэни и др.). Они представляют собой этнокультурные апеллятивы, ставшие основой названий, которые образовались от слов, обозначающих жилище и особенности ведения хозяйства в кочевых условиях.

5. Заключение

Полученные данные о степени продуктивности семантических типов и составляющих их семантических моделях являются основой для проведения сопоставительных топонимических исследований в области эвенкийской топонимики. В перспективе можно проследить место семантических моделей в массе гидронаименований, представляющих разновидности гидронимов (наименования рек, озёр, ручьев).

Article metrics

Views:84
Downloads:0
Views
Total:
Views:84